Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-1756

 

Судья Козлова О.Ф.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего Толстиковой М.А. и судей Вотиновой Е.Г., Хрусталевой Л.Е.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 14 марта 2011 года дело по кассационной жалобе Н. на решение Чайковского городского суда Пермского края от 20 декабря 2010 года, которым постановлено:

Признать недействительным договор дарения квартиры от 16 августа 2007 года, по которому П. подарила принадлежащую ей по праву собственности квартиру по <...> края Н., включить указанную квартиру в наследственное имущество П.

Взыскать с Н. в пользу П.Л., П.Т., Е., Ч. возврат госпошлины по делу по 792 рубля 14 копеек каждой.

Взыскать с Н. в пользу П.Л. в счет возмещения расходов по оформлению доверенности 350 рублей.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Хрусталевой Л.Е., пояснения представителей Н. - Б., Л., представителя П.Л. - Ф., судебная коллегия

 

установила:

 

П.Л., П.Т., Е., Ч. обратились в суд с иском к Л.Г., Н. о признании договора дарения квартиры недействительным. В обоснование иска указали, что их мать П., являлась собственником квартиры, расположенной по адресу: <...>. 16.08.2007 года между П. и ее внучкой Н. был заключен договор дарения указанной квартиры, который удостоверен нотариусом, сделка и переход права собственности прошли государственную регистрацию в установленном законом порядке. 05.12.2007 года П. умерла. Истцы указали, что указанная сделка является недействительной по тем основаниям, что в момент заключения сделки даритель П. в силу возраста и состояния здоровья не могла понимать значение своих действий и руководить ими.

В судебном заседании истцы П.Л., П.Т. исковые требования поддержали.

Истцы Е., Ч. участия в судебном заседании не принимали, о времени и месте рассмотрения дела были судом извещены.

Представитель истцов П.Л., П.Т., Е. - Ф. исковые требования поддержала.

Ответчик Н. о времени и месте рассмотрения дела была извещения, в судебное заседание не явилась, извещена, просила дело рассмотреть без ее участия.

Ответчик Л.Г. иск не признала, указав, что на момент совершения сделки П. была адекватна, полностью отдавала отчет своим действиям.

Представитель ответчиков - Б. возражала против удовлетворения исковых требований, пояснив, что объективных данных, свидетельствующих о том, что в момент совершения договора дарения П. не отдавала отчет своим действиям или не могла руководить ими, не имеется.

Третье лицо Управление Федеральной регистрационной службы по Пермскому краю о времени и месте рассмотрения дела было извещено, своего представителя для участия в судебном заседании не направило.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просит в кассационной жалобе Н., указывая, что решение суда вынесено с нарушением норм материального права. Удовлетворяя требования, суд исходил из заключения экспертов от 30.11.2010 г. При этом суд не учел, что заключение комиссии экспертов для суда необязательно в силу ст. 86 ГПК РФ и должно оцениваться судом по правилам ст. 67 ГПК РФ. Заключение экспертов не может быть признано обоснованным, поскольку содержит множество противоречий, экспертиза проведена без всесторонности и полноты исследования, заключение носит односторонний характер, не учтены показания незаинтересованных лиц, упущены объективные составные элементы, освещающие психическое состояние испытуемой. Выводы не соответствуют данным описательной части и фактическим обстоятельствам дела. Волеизъявление дарителя П. соответствовало ее воле.

Судебная коллегия не находит оснований к отмене судебного решения. В соответствии с п. 1 статьи 347 ГПК РФ суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов жалобы.

Согласно п. 1 ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу закона такая сделка является оспоримой, в связи с чем лицо, заявляющее требование о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в ч. 1 ст. 177 ГК РФ согласно положениям ст. 56 ГПК РФ обязано доказать наличие оснований для недействительности сделки.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что П. на праве собственности принадлежала квартира N <...>. 16.08.2007 года между П. и ее внучкой Н. был заключен договор дарения указанной квартиры, который удостоверен нотариусом, сделка и переход права собственности прошли государственную регистрацию в установленном законом порядке (л.д. 72-73 т. 1). 05.12.2007 года П. умерла (л.д. 25 т. 1).

Принимая решение об удовлетворении исковых требований, суд пришел к правильному и обоснованному выводу о том, что в ходе судебного разбирательства было установлено, что на момент заключения договора дарения 16.08.2007 г. П. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, поэтому оспариваемый договор дарения должен быть признан недействительным.

Совокупности собранных по делу доказательств - объяснениям сторон, показаниям свидетелей, заключению экспертизы, письменным доказательствам - судом дана надлежащая оценка, выводы суда, положенные в основу решения, должным образом мотивированы.

В частности, при разрешении данного спора суд обоснованно принял во внимание заключение комиссии экспертов Свердловской областной клинической психиатрической больницы от 30.11.2010 г. N <...>. В результате анализа представленной медицинской документации и материалов дела эксперты психиатры пришли к следующими выводам: у П. в период оформления договора дарения 16.08.2007 года, выявлены признаки психического расстройства: другого органического непсихотического расстройства в связи со смешанными заболеваниями - сахарным диабетом, гипертонической болезнью, цереброваскулярной болезнью, дисциркулярной энцефалопатией 3 степени. Эксперт психолог пришел к выводу о том, что наличие индивидуально-психологических особенностей, в виде пассивно-подчиняемого, полностью зависимого от непосредственного окружения поведения, резкой немотивированной смены доминирующих ранее жизненных установок, свидетельствует о нарушении у П. способности к осознанному принятию решения и его исполнению при подписании ею договора дарения от 16.08.2007 года. Согласно заключению экспертов в момент составления договора дарения 16.08.2007 года П. находилась в таком состоянии, в котором не могла понимать значение своих действий и руководить ими (л.д. 27-57 т. 5).

Судебная коллегия отклоняет доводы кассационной жалобы том, что экспертиза проведена без всесторонности и полноты исследования.

Обоснованность вывода экспертов о том, что на момент составления завещания и договора дарения П. в связи с наличием у нее определенных заболеваний, не была способна понимать значение совершаемых ей действий и руководить ими, сомнений не вызывает. Экспертное заключение подробно мотивировано. Указанное заключение оценивалось судом в совокупности с иными доказательствами, собранными по данному делу, в том числе - показаниями свидетелей, как со стороны истцов, так и со стороны ответчиков. Каких-либо доказательств, вызывающих сомнения в обоснованности указанного вывода экспертов ответчики суду не представили.

Согласно ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта для суда не обязательно и оценивается судом по правилам, установленным в ст. 67 ГПК РФ.

Согласно ч. 3 и ч. 4 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Таким образом, суд мог отвергнуть заключение экспертизы лишь в том случае, если бы это заключение явно бы находилось в противоречии с остальными доказательствами по делу, которые бы каждое в отдельности и все они в своей совокупности бесспорно подтверждали бы то обстоятельство, что П. в момент совершения сделки могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Однако, по данному делу таких обстоятельств не имеется и заключение экспертов не только не противоречит, но и согласуются с другими доказательствами, а именно с медицинскими документами, свидетельствующими о наличии у П. определенных заболеваний.

Указанное заключение составлено и подписано специалистами в области психиатрии и психологии, имеющими длительный стаж работы по специальности и стаж экспертной работы, которые не вызывают сомнения в своей компетенции. Само по себе экспертное заключение основано как на данных медицинских документах, так и показаниях свидетелей о состоянии здоровья П. и по своему содержанию оно полностью соответствует нормам ГПК РФ, предъявляемым к экспертным заключениям.

Кроме того выводы экспертов, содержащихся в заключении комиссии экспертов Свердловской областной клинической психиатрической больницы от 30.11.2010 г. N <...> соответствуют выводам ранее назначенной судом экспертизы. На основании определения суда от 27 мая 2008 г. по делу была назначена судебная психолого-психиатрическая экспертиза (посмертная), проведение которой было поручено ГУЗ "Краевая клиническая психиатрическая больница N <...>" г. Пермь. Согласно заключению комиссии экспертов <...> от 15 сентября - 14 ноября 2008 года у П. в юридически значимый период имелось органическое психическое расстройство смешанной этиологии с выраженными когнитивными и эмоционально-волевыми нарушениями. В юридически значимый отрезок времени (август 2007 года) имеющиеся у П. психические нарушения были выражены столь значительно, что сопровождались нарушением целенаправленности и регуляции своих действий Поэтому П. при подписании договора дарения не могла понимать значения своих действий и руководить ими (л.д. 1-7 т. 2).

С учетом изложенного доводы кассационной жалобы о том, что волеизъявление П. при совершении договора дарения соответствовало ее воле, являются несостоятельными, опровергаются установленными в ходе рассмотрения дела обстоятельствами и материалами дела. Совокупности собранных по делу доказательств судом дана надлежащая оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, выводы суда, положенные в основу решения суда, должным образом мотивированы.

Ссылаясь на незаконность решения и несоответствие выводов суда материалам дела, Н. по существу, требует переоценить представленные в материалах дела доказательства, которые, по ее мнению, подтверждают заявленные ими в обоснование своей позиции доводы. Оснований для переоценки исследованных судом доказательств судебная коллегия не усматривает.

С учетом изложенного, доводы кассационной жалобы следует признать несостоятельными и не влекущими отмену оспариваемого судебного постановления.

Иных правовых доводов, влекущих отмену решения суда, кассационная жалоба не содержит.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационную жалобу Н. на решение Чайковского городского суда Пермского края от 20 декабря 2010 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь