Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ИРКУТСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-1961-11

 

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Орловой Е.Ю.,

судей Николаевой Т.В. и Поповой А.А.,

при секретаре М.Ю.,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу представителя Администрации г. Иркутска М.Т. на решение Кировского районного суда г. Иркутска от 03 декабря 2010 года по гражданскому делу по иску прокурора Ленинского района г. Иркутска в интересах С.А., С.А. к Администрации г. Иркутска, Министерству социального развития, опеки попечительства Иркутской области о признании бездействия Администрации г. Иркутска по защите жилищных прав С.А., С.А. относящихся к категории детей-сирот, по обеспечению их жилыми помещениями незаконным, признании С.А., С.А. нуждающимися в жилых помещениях, предназначенных для постоянного проживания, возложении на ответчиков обязанности предоставить С.А., С.А. вне очереди жилые помещения по договору социального найма.

 

установила:

 

Прокурор Ленинского района г. Иркутска, действуя в интересах С.А., С.А., указал в обоснование исковых, впоследствии уточненных исковых требований, что С.А., С.А. относятся к категории детей-сирот, оставшихся без попечения родителей, поскольку мать заявителей С. умерла <...>, отец - С., умер <...> Распоряжением председателя Комитета по управлению Ленинским округом Администрации г. Иркутска <...> от <...> г. над С.А. было установлено попечительство, над С.А. установлена опека, за ними закреплено право пользования жилым помещением (1/2 долей), расположенным по адресу: <...> Попечителем С.А. и опекуном С.А. был назначен их брат - С., который не собирался проживать в указанном доме, не принимал меры к сохранности жилого помещения. Согласно акту обследования условий жизни несовершеннолетних от <...> жилой дом, расположенный по адресу: <...>, находится в полуразрушенном состоянии. Из акта обследования материально-жилищных условий с целью проверки сохранности жилой площади от <...> следует, что половины дома практически не существует. В соответствии со справкой БТИ г. Иркутска <...> от <...> жилой дом, расположенный по адресу: <...>, имеет 82% износа, т.е. относится к аварийным домам.

Таким образом, на момент закрепления жилое помещение находилось в непригодном для проживания состоянии и не могло быть закреплено за С.А., С.А. Требованиями ст. 34 Гражданского кодекса РФ (в редакции 1994 г.) было предусмотрено, что органами опеки и попечительства являются органы местного самоуправления. Отделом опеки и попечительства Комитета по управлению Ленинским административным округом Администрации г. Иркутска не предпринято мер к защите жилищных прав детей, оставшихся без попечения родителей - С.А. и С.А., не решен вопрос о снятии закрепления за ними жилого помещения и постановки их на учет в качестве лиц, нуждающихся в получении жилого помещения. С.А. и С.А. были лишены возможности реализовать свои права и получить дополнительные гарантии, предусмотренные ч. 2 ст. 8 ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". На обращение С.А., направленное в адрес Губернатора Иркутской области, было разъяснено, что ей необходимо вступить в права наследования имуществом, принадлежащим ее матери (жилой дом по адресу: <...>), для того, чтобы иметь возможность комиссионного подтверждения непригодности жилого дома для проживания. Также ей разъяснялось, что в случае признания жилья непригодным, администрация г. Иркутска обязана предоставить ей другое жилое помещение.

Заключением <...> от <...> жилое помещение, расположенное по адресу: <...>, признано не соответствующим требованиям, предъявляемым к жилому помещению и непригодным для постоянного проживания. Кроме того, из информации Комитета по управлению Ленинским административным округом от <...> <...>, от <...> <...> следует, что семья С.А. состоит на учете в качестве нуждающихся в жилом помещении на основании Постановления главы Администрации Ленинского района г. Иркутска от <...> <...>. С.А. не имеет места работы, поскольку имеет малолетнего ребенка, не имеет достаточных средств для ремонта и реконструкции аварийного жилого дома.

Просил признать бездействие Администрации г. Иркутска по защите жилищных прав С.А., С.А., относящихся к категории детей-сирот, и обеспечению их жилым помещением незаконным, признать С.А. и С.А. нуждающимися в жилых помещениях, предназначенных для постоянного проживания, обязать Министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области, Администрацию г. Иркутска предоставить С.А. и С.А. каждому на условиях договора социального найма вне очереди жилое помещение площадью 33 кв, предназначенное для постоянного проживания, соответствующее установленным санитарным нормам в черте г. Иркутска,

В судебном заседании прокурор Попова Ж.В., истица С.А. исковые требования поддержали.

Истец С.А. надлежащим образом извещенный о рассмотрении дела в судебное заседание не явился, представив заявление о рассмотрении дела в его отсутствие.

Представитель ответчика Администрации г. Иркутска - М.Т., представитель Министерства социального развития, опеки и попечительства по Иркутской области С.М. исковые требования не признали.

Третье лицо - Правительство Иркутской области, извещенное надлежащим образом о рассмотрении дела, в судебное заседание не явилось, просило рассмотреть дело в их отсутствие, представив отзыв на исковое заявление.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 03 декабря 2010 года исковые требования прокурора Ленинского района г. Иркутска в интересах С.А., С.А. удовлетворены.

Признано незаконным бездействие Администрации г. Иркутска по защите жилищных прав С.А., С.А. по обеспечению их жилыми помещениями.

С.А., С.А. признаны нуждающимися в жилых помещениях, предназначенных для постоянного проживания,

На Администрацию г. Иркутска возложена обязанность предоставить С.А. на условиях договора социального найма вне очереди жилое помещение площадью 33 квадратных метра (плюс - минус не более 5 квадратных метров), предназначенное для постоянного проживания, соответствующее установленным санитарным нормам в черте г. Иркутска.

Возложена обязанность на Администрацию г. Иркутска предоставить С.А. на условиях договора социального найма вне очереди жилое помещение площадью 33 квадратных метра (плюс - минус не более 5 квадратных метров), предназначенное для постоянного проживания, соответствующее установленным санитарным нормам в черте г. Иркутска.

Исковые требования прокурора Ленинского района г. Иркутска в интересах С.А., С.А. к Министерству социального развития, опеки попечительства Иркутской области о возложении обязанности предоставить С.А., С.А. вне очереди жилые помещения по договору социального найма оставлены без удовлетворения.

В кассационной жалобе представитель Администрации г. Иркутска М.Т. просит отменить решение суда в части признания бездействия Администрации г. Иркутска по защите жилищных прав С.А., С.А. по обеспечению их жилыми помещениями незаконными, признании С.А., С.А. нуждающимися в жилых помещениях, предназначенных для постоянного проживания, обязании Администрации г. Иркутска предоставить С.А. на условиях договора социального найма вне очереди жилое помещение площадью 33 квадратных метра (плюс - минус не более 5 квадратных метров), предназначенное для постоянного проживания, соответствующее установленным санитарным нормам в черте г. Иркутска, обязании Администрации г. Иркутска предоставить С.А. на условиях договора социального найма вне очереди жилое помещение площадью 33 квадратных метра (плюс - минус не более 5 квадратных метров), предназначенное для постоянного проживания, соответствующее установленным санитарным нормам в черте г. Иркутска.

В обоснование доводов жалобы указано, что, суд не учел, что распоряжение председателя комитета по управлению Ленинским округом администрации г. Иркутска от <...> <...> было направлено на закрепление юридических прав несовершеннолетних С.А. на ? долю жилого дома по адресу: <...>, и не допустило совершение сделок, влекущих нарушение прав несовершеннолетних. Законом не предусмотрена обязанность органа местного самоуправления обеспечивать сохранность жилого фонда, находящегося в собственности граждан. До настоящего времени ни опекун, ни уже достигшие совершеннолетнего возраста С.А. в Комитет по управлению Ленинским округом администрации г. Иркутска с заявлением об отмене закрепления, в связи с невозможностью проживания в закрепленном жилье и невозможностью его восстановления не обращались. В связи с чем, полагает вывод суда о признании незаконным бездействия Администрации г. Иркутска по защите жилищных прав С.А. не основанным на законе.

Удовлетворяя исковые требования прокурора об обязании администрации г. Иркутска предоставить С.А. и С.А. на условиях договора социального найма вне очереди жилые помещения, суд не учел требования п. 1 ст. 222 ГПК РФ о необходимости соблюдения досудебного порядка урегулирования спора, не принял во внимание, что С.А., как лица из числа детей-сирот, в Администрацию г. Иркутска с вопросом о предоставлении жилых помещений не обращались, решений об отказе им в предоставлении жилых помещений администрацией г. Иркутска не принималось.

Письменных возражений на кассационную жалобу не поступило.

Заслушав доклад судьи Орловой Е.Ю., личные пояснения истца С.А. представляющей свои интересы и интересы истца С.А., прокурора Зайцевой С.А., согласившихся с решением суда, проверив законность и обоснованность решения суда в соответствии с ч. 1 ст. 347 ГПК РФ в пределах доводов кассационной жалобы, обсудив приведенные в ней доводы, судебная коллегия оснований к отмене судебного решения по доводам кассационной жалобы не находит.

Разрешая возникший спор, суд установил, что С.А. <...> г.р., и С.А., <...> г.р., относятся к категории лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: мать заявителей - С. умерла <...>, отец - С., умер <...>, когда дети находились в возрасте до 18 лет.

Распоряжением председателя Комитета по управлению Ленинским округом Администрации г. Иркутска <...> от <...> над С.А. было установлено попечительство, над С.А. установлена опека. Попечителем и опекуном был назначен их брат - С.. За истцами было закреплено право пользования жилым помещением (1/2 долей), расположенным по адресу: <...>.

Согласно копии свидетельства о праве на наследство по закону от <...> С.А. и С.А. являются наследниками имущества С., умершей <...> по доле наследства, которое состоит из доли жилого дома, расположенного по адресу: <...>.

Судом достоверно установлено, что на момент закрепления Администрацией г. Иркутска (в лице Комитета по управлению Ленинским округом) за С.А. жилого помещения по <...>, 1936 года постройки, оно находилось в ветхом, не пригодном для проживания в нем состоянии и не могло быть закреплено за С.А.

На неоднократные обращения истцов в Администрацию г. Иркутска с заявлениями о предоставлении другого жилого помещения, получены ответы о том, что за ними закреплено жилое помещение, основания и возможность предоставить жилое помещение вне очереди отсутствуют.

При таких обстоятельствах, учитывая, что С.А. и С.А. имеют статус лиц, оставшихся без попечения родителей, Администрацией г. Иркутска за ними необоснованно закреплено жилье, непригодное для проживания, мер по обеспечению С.А., нуждающихся в жилых помещениях и принятых на учет в качестве таковых в соответствии с требованиями закона не принято, суд пришел к правильному выводу о том, что бездействие Администрации г. Иркутска по защите жилищных прав несовершеннолетних С.А., С.А., в том числе и по решению вопроса о признании закрепленного жилья непригодным для проживания в установленном порядке, и принятию С.А. на учет, как детей-сирот, нуждающихся в жилом помещении, является незаконным, поскольку нарушает права указанных лиц на жилище, истцам созданы препятствия в реализации данного права в рамках действующего законодательства.

Суд обоснованно указал в решении, что истцы, относящиеся к категории детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и не имеющие пригодного для проживания жилья, имеют право на внеочередное получение от органа местного самоуправления жилого помещения по установленным социальным нормам по договору социального найма, и правомерно удовлетворил заявленные прокурором требования.

Выводы суда мотивированы, основаны на материалах дела, требованиях статей 18, 40 Конституции Российской Федерации, статей 5, 6 Федерального закона "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации", статей 6, 52, 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" и оснований для признания их неправильными не имеется.

Анализ в совокупности положений ст. 49, 52, 57 ЖК РФ, ст. 5, 8 Федерального закона N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" позволяет признать правильным вывод суда о том, что действующим законодательством решение вопросов учета граждан, нуждающихся в получении жилых помещений, предоставления жилых помещений, в том числе и детям сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, возложена на органы местного самоуправления по месту постоянного проживания гражданина.

С доводами кассационной жалобы о том, что суд не учел, что распоряжение председателя комитета по управлению Ленинским округом администрации г. Иркутска от <...> <...> было направлено на закрепление юридических прав несовершеннолетних С.А. на долю жилого дома по адресу: <...> и не допустило совершение сделок, влекущих нарушение прав несовершеннолетних, при этом законом не предусмотрена обязанность органа местного самоуправления обеспечивать сохранность жилого фонда, находящегося в собственности граждан, согласиться нельзя

Судом установлено, что названным распоряжением от <...> за несовершеннолетними С.А. закреплено право пользования жилым помещением, расположенным по адресу: <...>, являющимся ветхим и непригодным для проживания. Единственный собственник указанного жилого помещения - С. на тот момент умерла, наследники - С.А., С.А., являлись несовершеннолетними, в наследство не вступали. Следовательно, обязанность по соблюдению жилищных прав несовершеннолетних, в том числе по решению вопроса о признании помещения непригодным для постоянного проживания в соответствии с законом лежала на органах местного самоуправления.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что, как до обращения в суд, так и до настоящего времени ни опекун, ни уже достигшие совершеннолетнего возраста С.А. в Комитет по управлению Ленинским округом администрации г. Иркутска с заявлением об отмене закрепления, в связи с невозможностью проживания в закрепленном жилье и невозможностью его восстановления, не обращались, не ставит под сомнение выводы суда первой инстанции, поскольку нарушенное право детей-сирот правомерно восстановлено судом.

Кассационная жалоба не содержит иных, по сравнению с приведенными ответчиком в судебном заседании, доводов, которые могли бы повлиять на законность и обоснованность решения, а потому не может быть принята во внимание в качестве основания к отмене решения суда первой инстанции.

Таким образом, решение суда, проверенное в силу части 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в пределах доводов кассационной жалобы, является законным и обоснованным, в связи с чем, отмене не подлежит.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда

 

определила:

 

решение Кировского районного суда г. Иркутска от 03 декабря 2010 года по данному делу оставить без изменения, кассационную жалобу представителя Администрации г. Иркутска М.Т. - без удовлетворения.

 

Председательствующий

Е.Ю.ОРЛОВА

 

Судьи:

Т.В.НИКОЛАЕВА

А.А.ПОПОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь