Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-2263

 

Судья Алексеев А.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Бузмаковой О.В.,

Судей Валуевой Л.Б., Косенковой Г.В.,

Рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Перми 14 марта 2011 года гражданское дело по кассационным жалобам Я.В. и Я.Т. на решение Ленинского районного суда г. Перми от 01 февраля 2011 года, которым постановлено:

"для обращения взыскания выделить из общего имущества супругов Я.В. и Я.Т. долю Я.В. в виде незавершенного строительством нежилого здания пристройки оздоровительного центра площадью 892,16 кв. м по адресу <...>."

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Валуевой Л.Б., объяснения представителя Я.В. - К., представителя Я.Т. - М., представителя М.Д. - К., судебная коллегия

 

установила:

 

М.Д. обратился в суд с иском к Я.В. и Я.Т. о выделении доли должника Я.В. в общем имуществе супругов.

Заявленные требования мотивировал следующим: решением Ленинского районного суда г. Перми от 19 апреля 2010 г. с Я.В. в пользу М.Д. взыскан долг по договору займа в сумме 5 975 000 руб., проценты в размере 250 000 руб., судебные расходы в сумме 20 000 руб. 22 января 2009 г. супругами Я-выми был заключен брачный договор, по условиям которого Я.Т. было передано имущество, ранее принадлежавшее Я.В. При исполнении решения суда от 19.04.2010 года выяснилось, что имущества Я.В. для обращения взыскания недостаточно. В соответствии со ст. 255, 256 ГК РФ и ст. 45, 46 СК РФ истец полагал, что заключение брачного договора, о котором он, как кредитор, не был уведомлен, не лишает его права требовать выдела доли супруга с целью обращения на нее взыскания.

Уточнив заявленные требования, просил выделить долю Я.В. в виде незавершенного строительством нежилого здания пристройки оздоровительного центра площадью 892,16 кв. м. по адресу: <...>.

В судебное заседание истец и ответчики не явились.

Представитель истца настаивал на доводах и требованиях, изложенных в иске.

Представитель ответчиков возражал против удовлетворения иска, ссылаясь на то, что нарушения каких-либо прав истца не имеется. На дату заключения брачного договора права требования по договору займа у М.Д. не имелось, поскольку это право возникло у него только после вступления в силу решения суда от 19 апреля 2010 г., Я.В. уведомил М.Д. о заключении договора, исполнив обязанность, предусмотренную ст. 46 СК РФ. Считает произведенную истцом оценку нежилого здания в размере 1 700 000 руб. не соответствующей действительности, поскольку в ней не учтена стоимость земельного участка.

Судом постановлено вышеуказанное решение, об отмене которого просят в кассационных жалобах Я.Т. и Я.В. в связи с нарушением судом норм материального права. Доводы кассационных жалоб, аналогичные друг другу, следующие.

Принимая решение, суд первой инстанции неверно исходил из того, что Я.В. как супруг-должник не направил надлежащее по смыслу пункта 1 статьи 46 Семейного кодекса Российской Федерации уведомление М.Д. о заключении брачного договора и руководствуясь положениями статьи 45 СК РФ пришел к выводу о наличии достаточных правовых оснований для выдела доли супруга-должника в виде незавершенного строительством незавершенного нежилого здания пристройки оздоровительного центра. Вывод суда о том, что направленное Я-вым кредитору уведомление от 19 июля 2010 года по смыслу пункта 1 статьи 46 СК РФ не является надлежащим, противоречит закону, в решении не указано, в чем состоит его ненадлежащий характер с точки зрения закона.

В кассационной жалобе указывается, что нарушение обязанности, предусмотренной статьей 46 СК РФ, на которую М.Д. ссылается в обоснование иска, Я.В. не допущено. Сославшись на положения ст. 41, 46 СК РФ, 165 ГК РФ, ответчики указывают, что брачный договор приобретает юридическую силу с момента его нотариального удостоверения при наличии государственной регистрации брака. С учетом того что супруг-должник обязан уведомить своего кредитора о заключении брачного договора, а не о планируемом заключении брачного договора (намерении заключить брачный договор), при том что срок для такого уведомления законодательством не установлен, то, учитывая это, Я.В. исполнил свою обязанность по уведомлению М.Д. о заключении брачного договора после заключения брачного договора, когда вступившим в законную силу судебным решением был установлен статус кредитора в отношении М.Д., что подтверждается представленными суду документами. Суд не учел, что действия по уведомлению М.Д. в рассматриваемом случае полностью соответствуют законодательству. Истцом не доказано, что состоявшееся уведомление нарушило его права или законные интересы. При этом заслуживает внимание то обстоятельство, что о содержании брачного договора истец узнал еще до уведомления, что подтверждается самим фактом обращения в суд с настоящим иском с приложением копии брачного договора. Поэтому вопреки выводу суда уведомление, направленное М.Д., является надлежащим.

Из буквального толкования положений статьи 46 СК РФ следует, что ее действие распространяются на отношения между супругом и его кредитором. Поскольку брак между Я-выми прекращен 26 января 2010 года, то положения данной статьи не могут быть применены к лицу, не являющемуся супругом. Признание брачного договора недействительным нарушит права Я.Т., которая в браке с Я.В. не состоит и которая никак не нарушала прав и законных интересов истца и не обязана отвечать своим имуществом, приобретенным ею на законных основаниях, по обязательству, в котором она не участвовала. Вывод суда о том, что Я.В. не направлял надлежащего уведомления о заключении брачного договора М.Д., не обоснован.

В жалобах указывается, что суд не применил требования абзацев 2, 3 статьи 255 ГК РФ, что привело к незаконному удовлетворению иска. Суд не учел, что бывшая супруга должника - Я.Т. участия в судебных заседаниях не принимала, ее представитель Г. возражал против удовлетворения иска, против выдела доли Я.Т. из общего имущества супругов.

По мнению ответчиков, судом неправильно применены нормы статей 38, 45 СК РФ, нормы статей 254-256 ГК РФ судом не применены. Исходя из норм приведенных статей закона, суд не вправе по требованию кредитора производить выдел доли должника в общем имуществе супругов в виде конкретной отдельной (обособленной) вещи, конкретного отдельного (обособленного) объекта, предмета, входящих состав совместно нажитого в период брака имущества. Таким образом, только по требованию супругов при разрешении спора о разделе общего имущества суд может произвести раздел путем определения того, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов. Произвести раздел общего имущества путем распределения между супругами обособленных вещей, входящих в состав общего имущества, по требованию кредитора суд не вправе, в противном случае будут существенно нарушены права и законные интересы другого супруга - не должника, которого могут лишить конкретной обособленной вещи, обратив на нее взыскание по требованию кредитора супруга-должника. Суд не учел, что во всех указанных нормах права кредитору предоставляется выделить именно долю (а не вещь в натуре) и соответственно обратить взыскание тоже только на долю (а не на вещь в натуре), закон не позволяет суду по требованию кредитора выделить долю из общего имущества супругов в виде обособленной вещи в натуре для обращения взыскания на эту вещь при несогласии иных участников совместной собственности.

Удовлетворяя иск о выделе доли из общего имущества в виде объекта незавершенного строительства, суд в нарушение закона оставил юридическую судьбу остального имущества неопределенной (совместная собственность или раздельная собственность).

Суд в решении, выделяя долю в виде объекта незавершенного строительства для обращения на него взыскания по требованию М.Д., не решил вопрос о правовом режиме остального общего имущества: доли квартиры по адресу <...>, автомобиля "марка", автомобиль "марка". Суд фактически лишил Я.Т. права совместной собственности на объект незавершенного строительства, суд не указал, что она получает в остальном общем имуществе взамен ее доли в указанном объекте. Такой произвольный выдел доли из общества супругов является крайне незаконным, свидетельствует о незаконности постановленного решения.

Суд не учел разъяснения Пленума Верховного Суда СССР в Постановлении от 31 марта 1978 года N 4 "О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)", согласно которым размер доли супругов в общем имуществе и какое конкретно имущество должно быть ему выделено определяется с учетом всего совместно нажитого имущества, включая и то, на которое в силу закона не может быть обращено взыскание по исполнительным документам. В нарушение этого обязательного к применению разъяснения по итогам выдела доли в виде объекта незавершенного строительства Я.В. не определена доля в праве собственности на квартиру по ул. <...>, являющуюся для него единственным пригодным для постоянного проживания жилым помещением, на которое не могут обратить взыскание согласно статье 446 ГПК РФ, не определено и ее имущество после раздела.

Суд не учел, что предложенный истцом вариант выдела доли из общего имущества супругов, изложенный им в основании иска, грубо нарушает права Я.В. на жилище, поскольку таким выделом фактически он лишается единственного пригодного для постоянного проживания жилья. Документы о том, что данная квартира является для него единственным пригодным для постоянного проживания жилым помещением, в материалах дела имеются, они был приложены к частной жалобе на определение об обеспечении иска, вынесенного сразу после принятия иска к производству суда.

Суд не принял во внимание, что истец в данном случае предложенным им вариантом выдела фактически просит суд произвести обмен доли Я.В. в квартире, на которую нельзя обратить взыскание, на долю Я.Т. в праве собственности на объект незавершенного строительства, без учета мнения Я.Т. Целью истца в данном случае является замена доли Я.В. в квартире на долю Я.Т. в объекте незавершенного строительства с тем, чтобы заменить имущество Я.В., на которое обратить взыскание нельзя, на ее имущество, на которое имущество можно обратить взыскание.

В кассационных жалобах также указывается, что решение суда о выделе доли из общего имущества супругов в виде объекта незавершенного строительства грубо противоречит статье 446 ГПК РФ и пункту 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 31 марта 1978 года N 4 "О применении законодательства при рассмотрении судами дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)", поскольку предполагает лишение Я.В. доли в праве собственности на единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение в интересах кредитора, лишает Я.Т. доли в объекте незавершенного строительства при отсутствии ее согласия.

Ответчики также указывают, что решение суда о выделе доли из общего имущества супругов в виде объекта незавершенного строительства противоречит требованиям Федерального закона от 29.07.1998 г. N 135-ФЗ "Об оценочной деятельности в Российской Федерации".

В соответствии со статьей 8 указанного Федерального закона об оценке проведение оценки в соответствии с требованиями закона об оценке является обязательным в том числе в случае раздела имущества разводящихся супругов по требованию одной из сторон или обеих сторон в случае возникновения спора о стоимости этого имущества.

Суд в нарушение закона, определяя размер доли супруга должника, подлежащей выделу, исходил из одностраничных писем ООО <...> в адрес М.Д., называя эти справки отчетами.

Согласно статье 11 указанного Закона об оценке отчет об оценке объекта оценки не должен допускать неоднозначного толкования или вводить в заблуждение. В отчете в обязательном порядке указываются дата проведения оценки объекта оценки, используемые стандарты оценки, цели и задачи проведения оценки объекта оценки, а также приводятся иные сведения, которые необходимы для полного и недвусмысленного толкования результатов проведения оценки объекта оценки, отраженных в отчете. В отчете должны быть указаны: дата составления и порядковый номер отчета; основание для проведения оценщиком оценки объекта оценки; место нахождения оценщика и сведения о членстве оценщика в саморегулируемой организации оценщиков; точное описание объекта оценки, а в отношении объекта оценки, принадлежащего юридическому лицу, - реквизиты юридического лица и балансовая стоимость данного объекта оценки; стандарты оценки для определения соответствующего вида стоимости объекта оценки, обоснование их использования при проведении оценки данного объекта оценки, перечень использованных при проведении оценки объекта оценки данных с указанием источников их получения, а также принятые при проведении оценки объекта оценки допущения; последовательность определения стоимости объекта оценки и ее итоговая величина, а также ограничения и пределы применения полученного результата; дата определения стоимости объекта оценки; перечень документов, используемых оценщиком и устанавливающих количественные и качественные характеристики объекта оценки. Отчет может также содержать иные сведения, являющиеся, по мнению оценщика, существенно важными для полноты отражения примененного им метода расчета стоимости конкретного объекта оценки. Отчет должен быть пронумерован постранично, прошит, подписан оценщиком или оценщиками, которые провели оценку, а также скреплен личной печатью оценщика или печатью юридического лица, с которым оценщик или оценщики заключили трудовой договор.

При оценке писем об оценке, представленных истцом, судом не применены требования Приказ Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 г. N 254 "Об утверждении федерального стандарта оценки "Требования к отчету об оценке (ФСО N 3)".

Суд не принял во внимание, что представленные истцом письма об оценке не соответствуют требованиям к отчету об оценке, изложенные в указанных федеральных стандартах оценки. В нарушение указанного Стандарта в письмах не содержится анализ рынка объекта оценки, а также анализ других внешних факторов, не относящихся непосредственно к объекту оценки, но влияющих на его стоимость, в письмах не представлена информация по всем ценообразующим факторам, использовавшимся при определении стоимости. В письмах нет описания процесса оценки объекта оценки в части применения доходного, затратного и сравнительного подходов к оценке. Не описано применение подходов к оценке с приведением расчетов, спорные письма не содержат приложения в виде копий документов, используемые оценщиком и устанавливающие количественные и качественные характеристики объекта оценки, в том числе правоустанавливающих и правоподтверждающих документов, а также документов технической инвентаризации (пункт 9 Стандартов). В письмах не содержится описание последовательности определения стоимости объекта оценки, позволяющее пользователю отчета об оценке, не имеющему специальных познаний в области оценочной деятельности, понять логику процесса оценки и значимость предпринятых оценщиком шагов для установления стоимости объекта оценки (пункт 13 Стандартов). Представленные письма противоречат требованиям Приказа Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 г. N 255, Приказа Минэкономразвития РФ от 20.07.2007 г. N 256 "Об утверждении федерального стандарта оценки "Общие понятия оценки, подходы к оценке и требования к проведению оценки (ФСО N 1)", противоречат стандартам и правилам оценочной деятельности НП "СМАОс".

Суд не учел, что допустимым и основанным на законе доказательством рыночной стоимости, учитываемой при выделе доли из общего имущества супругов по требованию кредиторов, может только отчет об оценке объекта оценки, составленный по итогам оценочной деятельности оценщика в соответствии с требованиями выше приведенных нормативно-правовых актов.

Суд необоснованно не принял во внимание представленный ответчиками отчет об оценке незавершенного строительством здания-пристройки оздоровительного центра (лит. А1), общая площадь 892,16 кв. м., расположенного по адресу: <...>, из которого следует, что объектом оценки является незавершенное строительством здание-пристройка оздоровительного центра (лит. А1), общая площадь 892,16 кв. м., расположенное по адресу: <...>, рыночная стоимость объекта оценки составляет: 25 018 408 (Двадцать пять миллионов восемнадцать тысяч четыреста восемь) рублей. Суд же по неизвестной причине в решении указывает - 1 380 342 рубля, однако оценщик в отчете нигде не указывает, что по итогам оценки он пришел к заключению о такой рыночной стоимости объекта незавершенного строительства.

Суд неправомерно отклонил довод ответчиков о том, что при оценке согласно отчету об оценке должна учитываться рыночная стоимость земельного участка. При оценке сам оценщик исходил из того, что при определении рыночной стоимости незавершенного строительством здания-пристройки оздоровительного центра (лит. А1), общая площадь 892,16 кв. м., расположенного по адресу: <...> учитывалась рыночная стоимость права аренды на земельный участок. При этом суд не сделал вывод о несоответствии отчета об оценке, представленного ответчиками, закону. Более того, рыночную стоимость объекта незавершенного строительства нельзя рассматривать в отрыве от стоимости права на земельный участок, занятый этим объектом.

Согласно статье 5 Закона об оценке относятся объекты гражданских прав, в отношении которых законодательством Российской Федерации установлена возможность их участия в гражданском обороте.

Статьей 1 Земельного кодекса РФ (далее ЗК РФ) установлен принцип, согласно которому принципом земельного законодательства является единство судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов, согласно которому все прочно связанные с земельными участками объекты следуют судьбе земельных участков, за исключением случаев, установленных федеральными законами.

В соответствии со статьей 273 ГК РФ при переходе права собственности на здание или сооружение, принадлежавшее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания или сооружения переходит право собственности на земельный участок, занятый зданием или сооружением и необходимый для его использования, если иное не предусмотрено законом.

Согласно статье 36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом. Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Таким образом, при выделе доли из общего имущества супругов должна учитываться рыночная стоимость объекта незавершенного строительства с обязательным учетом рыночной стоимости права на земельный участок, занятым объектом недвижимости.

Однако из письма об оценке, представленного истцом, не следует, что при оценке объекта незавершенного строительства учитывалась рыночная стоимость права на земельный участок.

При отсутствии иных данных об оценке с учетом того, что именно истец, согласно статье 56 ГПК РФ обязан был представить допустимые и полученные с соблюдением закона доказательства рыночной стоимости объекта незавершенного строительства, следует принять в качестве доказательства представленный ответчиками отчет об оценке, согласно которому рыночная стоимость незавершенного строительством здания-пристройки оздоровительного центра (ЛИТ. А1), общая площадь 892,16 кв. м., расположенного по адресу: <...> составляет 25 018 408 (Двадцать пять миллионов восемнадцать тысяч четыреста восемь) рублей. При такой величине рыночной стоимости иск о выделе доли в виде объекта недвижимости рыночной стоимостью 25 018 408 (Двадцать пять миллионов восемнадцать тысяч четыреста восемь) рублей не мог быть удовлетворен.

По мнению ответчиков стоимость автомобиля /марка/ и /марка/ по вышеизложенным основаниям не может иметь доказательственного значения, так как ее определение основано на недопустимых и полученных с нарушение закона доказательствах. Более того, в Пермском крае не существует каталога базы данных мультилистинговой системы в отношении автомототранспортных средств.

Вывод суда о том, что стоимость общего имущества решающего значения не имеет, является незаконным, поскольку без определения стоимости выдел доли в виде конкретного имущества произвести в соответствии с законом невозможно.

В жалобах указывается, что суд при выделе доли учел имущество, не являющееся общим имуществом супругов, поскольку автомобиль "марка" продан 07 апреля 2010 года, доля в квартире по ул. <...> мне была подарена, впоследствии передарена дочери Д.

Ответчики также ссылаются на нарушение судом норм процессуального права, выразившееся в том, что спор о выделе доли в виде объекта недвижимого имущества является спором о правах на недвижимое имущество, что в силу статьи 30 ГПК РФ предполагает действие правил об исключительной подсудности, данный спор должен рассматриваться по месту нахождения объекта недвижимости. Поскольку объект находится в Свердловском районе г. Перми, поэтому иск мог быть рассмотрен исключительно в Свердловском районном суде г. Перми.

В дополнениях к кассационной жалобе, представленных в судебную коллегию, Я.В. указывает, что в материалах дела находятся документы, свидетельствующие о регистрации права собственности Я.В. на три земельных участка в Добрянском районе, которые не были учтены судом. Представленная справка судебного пристава-исполнителя не является исходя из смысла ст. 46 ФЗ "Об исполнительном производстве" доказательством отсутствия у Я.В. имущества для обращения взыскания, поскольку таким доказательством может быть только акт о невозможности взыскания.

В письменных объяснениях Я.Т. указывается, что изъятие у Я.Т. имущества по обязательствам бывшего супруга является незаконным Негативные последствия неуведомления кредиторов о заключении брачного договора могут быть применены только в отношении Я.В., но не Я.Т., поскольку Я.В. уже не является ее супругом. Суд не учел, что Я.Т. не знала о наличии у Я.В. кредиторов, М.Д. не вправе защищать свои права в рамках семейного законодательства. Судом неверно определен состав и стоимость имущества, суду следовало назначить экспертизу.

Проверив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Совокупности собранных по делу доказательств судом дана надлежащая правовая оценка, соответствующая требованиям ст. 67 ГПК РФ, нарушений в применении норм процессуального и материального права судом не допущено.

В силу п. 1 ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью.

Согласно п. 1 ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

В соответствии с п. 1 ст. 39 СК РФ при разделе общего имущества супругов и определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами.

Согласно п. 1 ст. 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга. При недостаточности этого имущества кредитор вправе требовать выдела доли супруга-должника, которая причиталась бы супругу-должнику при разделе общего имущества супругов, для обращения на нее взыскания.

В силу п. 1 ст. 46 СК РФ супруг обязан уведомлять своего кредитора (кредиторов) о заключении, об изменении или о расторжении брачного договора. При невыполнении этой обязанности супруг отвечает по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора.

Из материалов дела следует: решением Ленинского районного суда г. Перми от 19 апреля 2010 г. с Я.В. в пользу М.Д. взыскан долг по договору займа в сумме 5 975 000 руб., проценты в сумме 250 000 руб., судебные расходы в размере 20 000 руб. В ходе исполнения указанного решения судебным приставом-исполнителем было установлено, что имущества, зарегистрированного за должником Я.В., недостаточно для погашения задолженности.

22.01.2009 года между супругами Я-выми был заключен брачный договор, по условиям которого Я.Т. было передано имущество, ранее принадлежащее Я.В. О заключении брачного договора М.Д. уведомлен не был.

Судом первой инстанции было установлено, что в собственности Я.Т. имеется следующее имущество, приобретенное в период брака с Я.В., право собственности на которое зарегистрировано за ней на основании брачного договора от 22 января 2009 г.: незавершенное строительством нежилое здание пристройки оздоровительного центра площадью 892,16 кв. м по адресу <...> и 1/2 доли в праве собственности на квартиру по адресу: <...>.

Установив указанные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к выводу о возможности выдела доли супруга-должника, несмотря на наличие брачного договора. Делая такой вывод, суд со ссылкой на положения п. 1 ст. 46 СК РФ исходил из того, что обязательства Я.В. по возврату денежных средств М.Д. возникли в связи с заключением договоров займа 6 июня и 11 июня 2008 г., что было установлено решением суда от 19.04.2010 года.

Суд обоснованно отверг доводы ответчика о том, что о наличии данных обязательств Я.В. узнал только после вступления в силу решения суда, указав, что принятым решением суд не создал новых правоотношений между М.Д. и Я.В., а констатировал наличие ранее возникших отношений. Поскольку на момент заключения брачного договора 22 января 2009 г. Я.В. являлся должником М.Д., то должен был уведомить своего кредитора о заключении брачного договора. Неисполнение данной обязанности Я.В. при заключении брачного договора влечет его ответственность по обязательствам перед М.Д. независимо от содержания брачного договора.

Вывод суда о том, что уведомление от 19 июля 2010 г., на которое ссылаются ответчики в своих возражениях, направленное М.Д. после вынесения судом решения о взыскании денежных средств с Я.В., не является надлежащим по смыслу п. 1 ст. 46 СК РФ, является правильным.

Доводы кассационной жалобы, фактически сводящиеся к тому, что направление М.Д. уведомления 19.04.2010 года освобождает его от ответственности по возврату займа в связи с заключением брачного договора, не могут быть приняты во внимание, основаны на неверном толковании норм материального права.

Обязанность Я.В. по возврату М.Д. денежных средств, полученных по договору займа, существует в силу закона. Согласно ст. 810 ГК РФ заемщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа. Полученные от М.Д. денежные средства Я.В. обязался вернуть в срок до 01.08.2008 года. За судебной защитой нарушенного права М.Д. обратился в связи с неисполнением Я.В. взятых на себя обязательств по договору займа. Таким образом, наличие ранее возникшей обязанности Я.В. по возврату долга было только подтверждено, а не установлено судебным решением от 19.04.2010 года. Поскольку на момент заключения брачного договора 22.01.2009 года обязанность Я.В. перед М.Д. уже существовала, то в силу п. 1 ст. 46 СК РФ он был обязан уведомить его о заключении брачного договора. При неисполнении этой обязанности Я.В. отвечает независимо от содержания брачного договора, что прямо предусмотрено законом.

Доводы кассационной жалобы в части возможности выдела доли должника, который в данной ситуации отвечает по долгам независимо от содержания брачного договора, опровергаются также правовой позицией, изложенной в определении Конституционного Суда РФ от 13 мая 2010 г. N 839-О-О, согласно которой, допустив возможность договорного режима имущества супругов, федеральный законодатель - исходя из необходимости обеспечения стабильности гражданского оборота, а также защиты интересов кредиторов от недобросовестного поведения своих контрагентов, состоящих в брачных отношениях, и учитывая, что в силу брачного договора некоторая, в том числе значительная, часть общего имущества супругов может перейти в собственность того супруга, который не является должником, - предусмотрел в п. 1 ст. 46 СК РФ обращенное к супругу-должнику требование уведомлять своего кредитора обо всех случаях заключения, изменения или расторжения брачного договора и его обязанность отвечать по своим обязательствам независимо от содержания брачного договора, если он указанное требование не выполняет. Соответственно, в силу названного законоположения не извещенный о заключении брачного договора кредитор изменением режима имущества супругов юридически не связан и по-прежнему вправе требовать обращения взыскания на имущество, перешедшее согласно брачному договору супругу должника.

Доводы кассационной жалобы о необоснованности и заниженности оценки выделенного имущества не могут быть приняты во внимание.

Определяя размер доли супруга-должника, подлежащей выделу, суд исходил из оценки имущества супругов, представленной истцом: нежилого здания пристройки оздоровительного центра по адресу: <...> в размере 1 700 000 руб., стоимости 1/2 доли в праве собственности на квартиру по адресу: <...> в размере 4 700 000 руб., стоимости автомобиля /марка/ в сумме 450 000 руб., стоимости автомобиля <...> - 280 000 руб., стоимости 1/5 доли в квартире по адресу: <...> в сумме 600 000 руб.

Согласно информации ООО <...> по состоянию на 29.12.2010 года средняя рыночная стоимость незавершенного строительством здания-пристроя оздоровительного центра составляет 1 700 000 рублей.

Согласно представленному ответчиками отчету от 18.03.2009 года рыночная стоимость объекта оценки составляет 25 018 408 руб., из которой стоимость незавершенного строительством здания составляет 1 380 342 руб., стоимость земельного участка - 23 638 066 руб.

Оценивая возражения ответчиков, суд отдал предпочтение оценке, по дате наиболее приближенной к моменту вынесения решения. Кроме того, исходил из того, что рыночная стоимость объекта, указанная в отчете в размере 1 380 342 руб., близка по значению к рыночной стоимости объекта в 1 700 000 руб. по справке ООО <...>.

Оценка представленных сторонами доказательств, произведенная судом, соответствует ч. 4 ст. 67 ГПК РФ.

Довод кассационной жалобы о том, что суд необоснованно не учел стоимость земельного участка при оценке объекта, не может быть принят во внимание, поскольку в собственности Я.Т. находится незавершенное строительством здания-пристройки оздоровительного центра, а не земельный участок. Основная часть рыночной стоимости пристроя по отчету ответчиков состоит из стоимости права аренды земельного участка площадью 892, 16 кв. м., составляющей 23 638 066 руб. Между тем, стоимость права аренды, а не самого земельного участка как самостоятельного объекта права, не может учитываться при оценке стоимости общего имущества супругов.

Согласно материалам дела спорное "здание" представляет собой свайное поле, что подтверждается фотографиями. Каких-либо строений, стоимость которых можно было бы признать равной 25 018 408 руб., на земельном участке не имеется. Исходя из изложенного судебная коллегия соглашается с выводом суда о том, что стоимость выделяемого имущества составляет 1 700 000 рублей.

Кроме того, суд первой инстанции правильно указал, что стоимость имущества в рассматриваемом споре решающего значения не имеет, поскольку его продажная цена судом не устанавливается, а в случае превышения цены реализации имущества над размером задолженности Я.В. оставшиеся средства подлежат передаче должнику.

Довод кассационных жалоб о том, что суд не определил доли супругов в общем имуществе, не указал, кому из них передается другое имущество и т.п., не может быть принят во внимание, поскольку с требованием о разделе совместно нажитого имущества супругов Я-вы к суду не обращались, не лишены такой возможности. При этом раздел будет произведен с учетом выделенной доли Я.В. Выделение части общего имущества супругов для обращения на нее взыскания никак не нарушает прав ответчиков. В случае недостаточности выделенного имущества такое выделение могло бы нарушать права истца (кредитора), а не должника. Истец решение суда не обжалует, суд в соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ рассмотрел дело в пределах заявленных исковых требований.

Довод кассационных жалоб о необоснованности применения судом норм семейного законодательства, поскольку брак между ответчиками расторгнут, в связи с чем Я.Т. более не является супругой Я.В., является надуманным и не подлежит обсуждению. Раздел имущества супругов, произведенный после расторжения брака, производится в соответствии с требованиями, установленными Семейным кодексом РФ, иного не предусмотрено. Положения ст. 45-46 СК РФ подлежат применению независимо от факта расторжения брака.

Согласно п. 1 ст. 38 СК РФ раздел общего имущества супругов может быть произведен как в период брака, так и после его расторжения по требованию любого из супругов, а также в случае заявления кредитором требования о разделе общего имущества супругов для обращения взыскания на долю одного из супругов в общем имуществе супругов.

Довод жалоб о недопустимости справки судебного пристава-исполнителя о недостаточности имущества должника, необходимости составления акта о невозможности взыскания не может быть принят во внимание, поскольку сведения, указанные в справке судебного пристава-исполнителя, соответствуют действительности. Доказательств наличия имущества, достаточного для обращения взыскания, Я.В. не представил. Иного способа реального исполнения вступившего в законную силу судебного решения, кроме выделения доли должника с целью обращения на нее взыскания, из представленных материалов дела не усматривается.

Довод жалоб о неправильном применении судом норм процессуального права не может быть принят во внимание. Спор правильно рассмотрен по общим правилам территориальной подсудности, определенной ст. 28 ГПК РФ. Предметом заявленного спора являлось выделение доли должника, а не спор о праве на конкретный объект недвижимости.

Доводы кассационной жалобы, проверенные судебной коллегией, не свидетельствуют о неправильности постановленного решения и не влекут его отмену. Обстоятельства, на которые ссылаются Я.Т. и Я.В., не являются основаниями к отказу в иске.

Правовых доводов, влекущих отмену решения по основаниям ст. 362-364 ГПК РФ, кассационные жалобы не содержат.

Руководствуясь ст. 193, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Кассационные жалобы Я.Т. и Я.В. на решение Ленинского районного суда г. Перми от 01 февраля 2011 года оставить без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь