Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-2374

 

Судья Чебыкин В.Л.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

Председательствующего Бузмаковой О.В.,

Судей Косенковой Г.В., Валуевой Л.Б.

С участием прокурора Кузнецовой С.Н.

Рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Перми 14 марта 2011 года дело по кассационным жалобам З.Н. и З.Т. на решение Свердловского районного суда г. Перми от 12 октября 2010 года, которым постановлено:

Признать за З.Т. право на 1/2 долю на строения (баню, котельную, кухню), находящиеся по адресу: <...>, в остальной части иска отказать.

Выселить З.Т. из жилого дома по адресу: <...> без предоставления другого жилого помещения.

Ознакомившись с материалами дела, заслушав доклад судьи Бузмаковой О.В., пояснения представителя З.Н. - С., заключение прокурора об отмене решения суда в части удовлетворения исковых требований З.Т. и об оставлении решения в остальной части без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

З.Н. обратился в суд с иском к З.Т. о выселении ее из принадлежащего ему на праве собственности жилого дома, расположенного по адресу: <...>, без предоставления другого жилого помещения.

Свои требования мотивировал тем, что на основании свидетельства о праве на наследство по закону он является собственником жилого дома по адресу: <...>. В период приобретения указанного имущества он состоял в браке с ответчицей. Для совместного проживания он зарегистрировал ее в указанном доме. В 2006 году брак между ними расторгнут. Поскольку семейные отношения между ними прекращены, ответчица подлежит выселению из спорного жилого помещения.

З.Т. обратилась в суд со встречным иском к З.Н. о признании за ней права собственности на 1/2 долю на дом и строения, находящиеся по адресу: <...>.

В обоснование встречных исковых требований указала, что она состояла с ответчиком в браке с 1987 по 15.09.2006 года. В 1987 году она вселилась в дом по адресу <...>, который принадлежал ее мужу по праву наследования после смерти его отца. Они с мужем снесли старое строение и на общие средства построили новый дом в 1991-1992 г.г. с теплым пристроем, общей площадью 32,8 кв. м., в том числе жилая 22,7 кв. м. с котельной, трубой дымовой, служебными строениями: сараем, крытым двором, тремя навесами, баней, предбанником, овощной ямой, туалетом, забором. В 1990 году газифицировали дом и провели отопление. Акт приемки нового жилого дома утвержден постановлением Администрации Свердловского района г. Перми от 06.12.1993 года N 465. Полагает, что данный дом и строения являются совместной собственностью супругов и ей принадлежит 1/2 доля строений.

В судебном заседании истец на иске настаивал, встречный иск не признал. Представитель истца иск поддержал, встречный иск не признал. Ответчик иск не признала, на встречном иске настаивала. Представитель ответчика иск не признала, встречный иск поддержала.

Судом постановлено приведенное выше решение, об отмене которого просят в кассационной жалобе истец З.Н. и ответчик З.Т., ссылаясь на то, что решение суда является незаконным и необоснованным.

В кассационной жалобе З.Т. указывается на то, что на момент ее вселения на территории участка рядом с деревянным домом стоял недостроенный дом, в котором не было полов, дверей, окна были не застеклены, не было печки, то есть он был не пригодным для проживания. Это обстоятельство подтверждает технический паспорт 1987 года, из которого следует, что момент ее вселения дом под Лит. Б площадью 35,3 кв. м. с железобетонным фундаментом, со стенами из крупнопанельных блоков был не готов к проживанию, а они проживали в доме Лит. А площадью 12 кв. м. со стенами рубленными из бревна. Данный факт подтвердили в судебном заседании свидетели: З., Г., Х., К. Однако в решении суда указано, что техническим паспортом от 05.03.1987 г. установлено, что на указанный период (1987 год) был построен жилой дом из крупнопанельных блоков, внутри которого произведена окраска окон, полов, дверей, обои наклеены, кухня оборудована плитой, проведено электричество и радио. Суд не разобрался в материалах данного дела и сделал неправильные выводы. Описание, из чего построен дом, суд взял из технического описания Лит. Б., а благоустройство дома из Лит. А

После смерти отца в 1986 году З.Н. не обратился к нотариусу за принятием наследства. В решении Свердловского районного суда г. Перми от 1987 года об установлении факта принятия наследства З.Н. после смерти своего отца установлено, что после смерти отца он проживал и проживает в доме отца. В техническом паспорте от 1987 года жилым зафиксирован деревянный дом площадью 12 кв. м. под Лит. А. С момента регистрации их брака они начали достраивать дом из крупнопанельных блоков на общие супружеские средства. Совместно они постелили и утеплили полы в доме под Лит. Б, покрасили их, застеклили окна, покрасили, сделали двери, покрасили, провели отопление, газ, электричество, стены дома утеплили, оштукатурили и наклеили обои, перекрыли крышу, утеплили ее, укрепили и утеплили фундамент, а так же построили котельную, дымовую трубу, теплый пристрой, баню, предбанник, овощную яму. крытый двор, туалет, забор. Свидетельство о праве на наследство З.Н. получил только в 2002 году по техническому паспорту 2001 года, тогда, когда они полностью на совместные деньги построили дом из железобетонных блоков.

Суд признал за ней право на 1/2 доли бани, котельной и кухни, в остальной части иска отказал. Ей не ясно, чем руководствовался суд, признавая за нею право на 1/2 доли бани без предбанника, кухни, которой в Свидетельстве о государственной регистрации права, выданной на имя З.Н., нет, под каким Литером она обозначена в техническом паспорте, не указано. Труба дымовая является неотъемлемой частью котельной, однако за нею не признана 1/2 доли трубы дымовой. Не признано право на овощную яму, крытый двор, теплый пристрой, сарай, навес, туалет. Считает, что в соответствии со ст. 37 СК РФ надворные постройки были построены в браке на общие средства супругов.

Суд принял решение о выселении З.Т. без предоставления другого жилья. В этом доме она прожила 23 года и проживает в данный момент, другого жилья не имеет. Суд даже не предоставил ей право пользования этим жилым помещением на определенный срок в соответствии со ст. 31 п. 4 ЖК РФ.

Она вселена в этот дом в 1992 году, а не в 1987 году, как установил суд, так как в 1987 году в доме без пола и дверей жить было нельзя. Правоотношения между нею и З.Н. возникли в соответствии с ЖК РСФСР 1983 года и выселять ее можно только на основании этого Кодекса.

В кассационной жалобе З.Н. указывается на несогласие с решением в части признания за З.Т. права на 1/2 доли на строения (баню, котельную, кухню), находящиеся по адресу <...>. Вывод суда о том, что им и З.Т. были построены баня, котельная и кухня над котельной, является необоснованным. К возведению данных строений З.Т. не имеет никакого отношения, она не вкладывала в их постройку ни личный труд, ни денежные средства. Установление того обстоятельства, что данные строения были возведены в период брака, недостаточно, чтобы признать эти постройки совместной собственностью.

Не соглашаясь с решением суда в части признания за З.Т. права на 1/2 доли на строения (баню, котельную, кухню), тем не менее считает, что при вынесении решения не были приняты во внимание требования статьи 252 ГК РФ. В связи с тем, что судом принято решение о выселении З.Т. из жилого дома по адресу: <...> без предоставления другого жилого помещения, она фактически не имеет существенного интереса в использовании бани, котельной, кухни, а также то, что ее доля незначительна и не может быть реально выделена, вполне возможно присуждение З.Т. компенсации вместо 1/2 доли в праве собственности на баню, котельную и кухню над котельной.

Судебная коллегия находит решение суда в части признания за З.Т. права на 1/2 доли на строения (баню, котельную, кухню), находящиеся по адресу <...>, подлежащим отмене в связи с неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, неправильным применением норм материального и процессуального права (п. 1, 4 ч. 1 ст. 362 ГПК РФ). В остальной части решения оснований к его отмене по доводам, изложенным в кассационной жалобе З.Т., судебная коллегия не находит. Законность решения в порядке ч. 1 ст. 347 ГК РФ проверяется в рамках кассационных жалоб.

Согласно ч. 1 ст. 36 СК РФ имущество, принадлежавшее каждому из супругов до вступления в брак, а также имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, жилой дом, расположенный по адресу: <...> принадлежал З. (отцу истца), что подтверждается регистрационным удостоверением N 105 от 02.03.1994 года, выданным бюро технической инвентаризации г. Перми (дубликат от 14.11.2001 года), и справкой МУ Бюро технической инвентаризации г. Перми от 29.11.2001 года за N 9-5-324 (л.д. 76, 77).

15.06.1986 года З. умер.

15.06.1987 после его смерти открылось наследство в виде указанного выше жилого дома. Решением Свердловского районного суда г. Перми от 30.01.1987 года установлен факт

принятия наследства в виде домовладения по <...> З.Н., а также предметов домашней обстановки, оставшихся после смерти отца З., умершего 15.06.1986 года (л.д. 64).

05.09.1987 года был зарегистрирован брак между истцом З.Н. и ответчицей З.Т., после чего она вселилась в дом по указанному выше адресу и была зарегистрирована 01.12.1989 года.

20.08.2002 года З.Н. было выдано свидетельство о праве на наследство по закону, согласно которого З.Н., являющийся наследником З., умершего 15.06.1986 года, унаследовал жилой дом, находящийся по адресу: <...>, который расположен на земельном участке площадью 800 кв. м. На указанном земельном участке расположены: одноэтажный из железобетонных блоков жилой дом - литера А, имеющий общую площадь - 32,8 кв. м., жилую площадь 22,7 кв. м., труба дымовая - литера а2, сарай - литера Г, крытый двор - литера Г1, навес - литера Г2, навес - литера Г3, овощная яма - литера Г7, туалет - литера Г8, забор (л.д. 78).

05.09.2002 года З.Н. было выдано свидетельство о государственной регистрации права собственности на спорный жилой дом (л.д. 8).

Принимая решение о признании права собственности З.Т. на 1/2 долю на строения (баню, котельную, кухню), находящиеся по адресу <...>, суд исходил из того, что баня, котельная и кухня над котельной были построены истцом и ответчиком в период брака, что подтверждается показаниями допрошенных судом свидетелей, а также исследованными техническими паспортами с 1978 года по 2001 год. При этом суд руководствовался ст. 37 СК РФ, согласно которой имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества (капитальный ремонт, реконструкция, переоборудование и другие).

С указанными выводами суда нельзя согласиться.

Суд не учел, что З.Т., обращаясь в суд с встречным иском о признании за ней права собственности на 1/2 долю на домовладение по адресу <...>, в обоснование исковых требований ссылалась на ст. 34, 39 СК РФ и указывала на то, что данное домовладение является совместной собственностью супругов, поскольку они с мужем снесли старое строение и на общие средства построили новый дом (л.д. 30).

В соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ суд принимает решение по заявленным истцом требованиям.

Однако, данное требование процессуального закона судом не соблюдено. Несмотря на то, что З.Т. не предъявлялось исковых требований по ст. 37 СК РФ о включении спорного домовладения в состав совместно нажитого имущества в связи с тем, что в период брака за счет общего имущества супругов или имущества каждого из супругов либо труда одного из супругов были произведены вложения, значительно увеличивающие стоимость спорного домовладения, суд рассматривал именно данные требования. При этом суд не принял во внимание, что даже если бы З.Т. были предъявлены такие исковые требования, то оснований для признания права собственности на 1/2 долю на строения (баню, котельную, кухню) за З.Т. не имелось, поскольку указанные строения не являются самостоятельными и неотделимы от всего домовладения. В этом случае суду надлежало определить действительную стоимость домовладения, полученного З.Н. в порядке наследования, в ценах на настоящее время до произведенных сторонами вложений и после. Выяснение этих обстоятельств дало бы возможность определить значительно или нет увеличилась стоимость этого имущества вследствие произведенных вложений. Обязанность по представлению доказательств того, что в результате произведенных сторонами вложений значительно увеличилась стоимость спорного домовладения, лежала бы в силу ст. 56 ГПК РФ на З.Т.

Между тем, таких требований З.Т. не заявлялось, соответствующих доказательств З.Т. не представлялось, соответственно принимать такое решение суд не имел оснований.

Оснований для удовлетворения исковых требований З.Т. по заявленным ею основаниям не имеется. Как следует из материалов дела, право собственности З.Н. на спорное домовладение возникло на основании свидетельства о праве на наследство по Закону от 20.08.2002 года и Акта приемки здания (сооружения), утвержденного постановлением администрации Свердловского района г. Перми от 06.12.1993 года N 465 (л.д. 32). При этом свидетельство о праве на наследство по Закону от 20.08.2002 года З.Т. не оспорено. Ее доводы о том, что они с мужем снесли старое строение и на общие средства построили новый дом не нашли своего подтверждения, опровергаются материалами, содержащимися в инвентарном деле, из которых следует, что дом на 05.03.1987 г., т.е. до регистрации брака сторон, уже был возведен, на что указывается и в кассационной жалобе самой З.Т. При таких обстоятельствах спорный дом не является совместной собственностью З-вых, принадлежит З.Н. на праве собственности в порядке наследования после смерти его отца, и в силу ст. 36 СК РФ является его собственностью, следовательно, не подлежит разделу в порядке ст. 39 СК РФ (о чем просила З.Т.).

Таким образом, решение суда в данной части подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе З.Т. в удовлетворении иска о признании права собственности на 1/2 доли домовладения по адресу <...>.

В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственнику принадлежит право владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

В силу ч. 4 ст. 31 ЖК РФ в случае прекращения семейных отношений с собственником жилого помещения право пользования данным жилым помещением за бывшим членом семьи собственника этого жилого помещения не сохраняется, если иное не установлено соглашением между собственником и бывшим членом его семьи.

Согласно ч. 1 ст. 35 ЖК РФ, в случае прекращения у гражданина права пользования жилым помещением по основаниям, предусмотренным настоящим Кодексом, другими федеральными законами, договором или на основании решения суда данный гражданин обязан освободить жилое помещение (прекратить пользование им). Если данный гражданин в срок, установленный собственником, соответствующего жилого помещения не освобождает указанное жилое помещение, он подлежит выселению по требованию собственника на основании решения суда.

Принимая решение об удовлетворении исковых требований З.Н. о выселении З.Т. из спорного жилого помещения без предоставления другого жилого помещения, суд первой инстанции обоснованно исходил из того обстоятельства, что в настоящее время право пользования ответчицей спорным жилым помещением прекращено, производно от воли З.Н., который, являясь собственником указанного имущества, вправе владеть, пользоваться и распоряжаться своей собственностью. На момент рассмотрения спора по существу право собственности З.Н. на данное помещение З.Т. не оспорено, в связи с чем, действуя в своем интересе, З.Н. вправе ставить вопрос об устранении препятствий в осуществлении собственником своих правомочий, гарантированных Конституцией РФ, действующим законодательством. Ответчик З.Т. проживает в спорном жилом помещении вопреки воле собственника, членом семьи собственника с 15.09.2006 года (л.д. 33) не является, договорные отношения о порядке пользования жилым помещением после прекращения семейных отношений между сторонами отсутствуют. Таким образом, проживание ответчика З.Т. в спорном жилом помещении нарушает права З.Н.

Поскольку право пользования жилым помещением ответчицей прекращено в связи с прекращением семейных отношений с собственником жилого помещения, т.е. по предусмотренному законом основанию, она подлежит выселению из спорного жилого помещения в порядке ч. 1 ст. 35 ЖК РФ.

Доводы жалобы З.Т. о том, что суд не предоставил ей право пользования спорным жилым помещением на определенный срок в соответствии со ст. 31 п. 4 ЖК РФ, являются несостоятельными. В соответствии с требованиями ч. 4 ст. 31 ЖК РФ, если у бывшего члена семьи собственника жилого помещения отсутствуют основания приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением и другие заслуживающие внимания обстоятельства не позволяют ему обеспечить себя иным жилым помещением, право пользования жилым помещением, принадлежащим указанному собственнику, может быть сохранено за бывшим членом его семьи на определенный срок на основании решения суда.

Пункт 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 г. "О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса РФ" разъясняет, что при рассмотрении иска собственника жилого помещения к бывшему члену семьи о прекращении права пользования жилым помещением и выселении суду в случае возражения ответчика против удовлетворения иска в целях обеспечения баланса интересов сторон спорного правоотношения надлежит исходя из положений части 4 статьи 31 ЖК РФ решить вопрос о возможности сохранения за бывшим членом семьи собственника права пользования жилым помещением на определенный срок независимо от предъявления им встречного иска об этом. Принятие судом решения о сохранении права пользования жилым помещением за бывшим членом семьи на определенный срок допускается частью 4 статьи 31 ЖК РФ при установлении следующих обстоятельств:

а) отсутствие у бывшего члена семьи собственника жилого помещения оснований приобретения или осуществления права пользования иным жилым помещением (то есть у бывшего члена семьи собственника не имеется другого жилого помещения в собственности, отсутствует право пользования другим жилым помещением по договору найма; бывший член семьи собственника не является участником договора долевого участия в строительстве жилого дома, квартиры или иного гражданского правового договора на приобретение жилья и др.);

б) отсутствие у бывшего члена семьи собственника возможности обеспечить себя иным жилым помещением (купить квартиру, заключить договор найма жилого помещения и др. по причине имущественного положения (отсутствует заработок, недостаточно средств) и других заслуживающих внимания обстоятельств (состояние здоровья, нетрудоспособность по возрасту или состоянию здоровья, наличие нетрудоспособных иждивенцев, потеря работы, учета и т.п.).

З.Т., дата рождения, не представила каких-либо доказательств, свидетельствующих об отсутствии у нее возможности обеспечить себя иным жилым помещением. Отсутствие у нее другого жилья само по себе не является основанием для сохранения права пользования жилым помещением на определенный срок.

Доводы жалобы З.Т. о том, что правоотношения между нею и З.Н. возникли в соответствии с ЖК РСФСР и выселять ее можно только на основании этого Кодекса, являются необоснованными. Жилищные правоотношения носят длящийся характер. По общему правилу к длящимся правоотношениям применяется закон, который действует в настоящее время. Следовательно, в рассматриваемом случае подлежат применению положения Жилищного кодекса Российской Федерации, независимо от того, когда вселилась З.Т. в спорное жилое помещение.

Принимая во внимание вышеизложенное, оснований для отмены решения суда в части выселения З.Т. не имеется. Доводы, приведенные в кассационной жалобе З.Т. в части выселения, не свидетельствуют о неправильности постановленного судом решения.

Руководствуясь ст. 193, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Свердловского районного суда г. Перми от 12 октября 2010 года в части признания за З.Т. права на 1/2 доли на строения (баню, котельную, кухню), находящиеся по адресу: <...>, отменить. Принять в данной части новое решение об отказе З.Т. в удовлетворении иска о признании права собственности на 1/2 доли домовладения по адресу <...>.

В остальной части решение Свердловского районного суда г. Перми от 12 октября 2010 года по доводам кассационной жалобы З.Т. оставить без изменения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь