Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-2915

 

Судья Т.М. Семенова

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего - судьи Р.А. Саитгараевой,

судей Н.А. Губаевой, Е.А. Чекалкиной,

при секретаре судебного заседания Г.,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Е.А. Чекалкиной гражданское дело по кассационной жалобе УПФ РФ по г. Чистополю, Чистопольскому и Новошешминскому районов РТ на решение Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 8 февраля 2011 года, которым постановлено:

Признать право Б. на назначение досрочной трудовой пенсии по старости в сфере педагогической деятельности.

Обязать Управление пенсионного фонда по г. Чистополю и Чистопольскому району РТ зачесть Б. период учебы с 01.09.1978 года 28.06.1983 года в Башкирском государственном педагогическом институте, период работы с 01.10.1991 года по 23.08.1993 года в должности зам. директора средней школы N 21 им. Космодемьянской пос. Канн Кадамжайского района Ошской области Республики Кыргызстан и период с 29.03.2006 года 14.04.2006 года нахождения на курсах повышения квалификации педагогический стаж для назначения досрочной трудовой пенсии по старости и назначить досрочную трудовую пенсию по старости с 17 августа 2010 года.

Взыскать с УПФ в возмещение судебных расходов в пользу Б. 200 рублей.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы УПФ РФ по г. Чистополю, Чистопольскому и Новошешминскому районов, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратилась в суд с заявлением к УПФ РФ по г. Чистополю, Чистопольскому и Новошешминскому районов о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости, считая вынесенное ответчиком решение от 26 августа 2010 года за N 1827 об отказе в назначении пенсии в связи с педагогической деятельностью, незаконным.

В обоснование требований указано, что истец имеет стаж, дающий право для назначения пенсии. Между тем, ответчик в специальный стаж необоснованно не включил периоды - учебы в Башкирском педагогическом институте с 01.09.1978 года по 28.06.1983 года, период работы с 01.10.1991 года по 23.08.1993 года в качестве зам. директора по учебно-воспитательной работе средней школы N 21 имосмодемьянской пос. Канн Кадамжайского района Ошской области Республики Кыргызстан, а также период нахождения с 29.03.2006 года по 14.04.2006 года на курсах повышения квалификации.

Ответчик - представитель УПФР с заявлением не согласилась.

Суд удовлетворил заявленные требования и вынес решение в приведенной выше формулировке.

В кассационной жалобе представителем ответчика ставится вопрос об отмене решения суда. Указано, что УПФР было принято решение об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по причине отсутствия требуемого специального стажа для назначения пенсии.

Судебная коллегия считает решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Согласно ст. 27 п. 1 подпункта 19 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" от 17.12.2001 года за N 173 (в соответствии с изменениями, внесенными ФЗ от 30.12.2008 года N 319-ФЗ в ст. ст. 27 и 28) трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от возраста.

На основании Положения о порядке исчисления стажа для назначения пенсии за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17 декабря 1959 года N 1397 время обучения в педагогических учебных заведениях, если непосредственно ему предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность засчитывается в стаж работы по специальности. Данное Положение утратило силу Постановлением Совета Министров от 22.09.1993 года за N 953.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлении от 29 января 2004 года N 2-П, а также в ряде его определений, ст. 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции Российской Федерации по своему смыслу предполагают правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенные ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано.

Из материалов дела видно, что Б. 17 августа 2010 года обратилась в УПФ с заявлением о назначении досрочной трудовой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью.

Решением УПФ от 26 августа 2010 года N 1827 установлено, что педагогический стаж на момент обращения истца в пенсионный орган составил 20 лет 04 месяцев 24 дня. В связи с отсутствием требуемого 25 летнего стажа Б. отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости в сфере педагогической деятельности по причине, что в специальный стаж не может быть включен период учебы истца в Башкирском государственном педагогическом институте с 01.09.1978 года по 28.06.1983 года, поскольку период учебы не оговорен ни в Разъяснении Минтруда РФ от 22.05.1996 года, ни Правилами исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. Кроме того, не включен период работы истца с 01.10.1991 года по 23.08.1993 года в качестве зам. директора по учебно-воспитательной работе средней школы N 21 им. Космодемьянской пос. Канн Кадамжайского района Ошской области Республики Кыргызстан в связи с нечитаемой печатью данной школы в записи увольнения в трудовой книжки данной школы; а также не включен период с 29.03.2006 года по 14.04.2006 года нахождения истца на курсах повышения квалификации.

Поскольку периоду учебы истицы в педагогическом институте с 01.09.1978 года по 28.06.1983 года предшествовала и непосредственно следовала педагогическая деятельность, что подтверждается записью в трудовой книжке, вывод суда о том, что требования истца о включении в специальный стаж Б. для назначения пенсии периода учебы в педагогическом институте является, правильным.

При этом, судебная коллегия согласна с выводами суда о том, что период работы истца с 01.10.1991 года по 23.08.1993 года в качестве зам. директора по учебно-воспитательной работе средней школы N 21 им. Космодемьянской пос. Канн Кадамжайского района Ошской области Республики Кыргызстан подлежит включению в специальный стаж, поскольку имеющаяся в трудовой книжке истца следующая запись под N 17 от 16.08.1996 года о назначении Б. учителем английского языка опять в эту же среднюю школу им. Космодемьянской пос. Канн Кадамжайского района подписана также зав. районо О., и данный период работы истца с 16.09.1996 года по 18.09.1997 года включен ответчиком в решении в специальный стаж (л.д. 8).

Судебная коллегия считает, что вышеуказанное обстоятельство свидетельствует о подлинной записи оспариваемого периода работы истца в данной школе в должности зам. директора по учебно-воспитательной работе.

Согласно ст. 187 ТК РФ в случае направления работодателем работника для повышения квалификаций с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата.

Удовлетворяя требования истца о включении в специальный стаж периода нахождения на курсах повышения квалификации, суд исходил из того, что в указанные дни с 29.03.2006 г. по 14.04.2006 года за истцом сохранялась заработная плата, соответственно производились отчисления страховых взносов в Пенсионный фонд.

С таким выводом следует согласиться, поскольку он основан на законе и подтверждается материалами дела. Необходимые мотивы в решении суда приведены, судебная коллегия с ними согласна.

Доводы кассационной жалобы представителя ответчика о том, что УПФР было принято решение об отказе в назначении досрочной трудовой пенсии по причине отсутствия требуемого специального стажа для назначения пенсии, не влекут отмену решения, поскольку были предметом рассмотрения суда первой инстанции и им дана надлежащая правовая оценка.

Судебная коллегия считает, что решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона, а кассационная жалоба не содержит доводов, опровергающих выводы суда, по вышеизложенным обстоятельствам.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 199, 350, 360, 361, 366 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Чистопольского городского суда Республики Татарстан от 8 февраля 2011 года по данному делу оставить без изменения, кассационную жалобу УПФ РФ по г. Чистополю, Чистопольскому и Новошешминскому районов РТ - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь