Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. N 33-3383/2011

 

Судья: Лебедев А.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Пошурковой Е.В.

судей Витушкиной Е.А. и Володкиной А.И.

при секретаре И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 марта 2011 года гражданское дело N 2-1221/10 по кассационной жалобе С. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 31 декабря 2010 года по иску С. к Министерству финансов Российской Федерации о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконных действий органов предварительного следствия и необоснованного уголовного преследования.

Заслушав доклад судьи Пошурковой Е.В., объяснения С., объяснения представителя ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области - М., объяснения представителя Управления Федерального казначейства по Санкт-Петербургу - Б., -

судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

С. с иском к Управлению Федерального казначейства по Санкт-Петербургу о возмещении морального вреда, причиненного в результате незаконных действий органов предварительного следствия и необоснованного уголовного преследования.

В обоснование заявленных требований истец указывал, что 07.11.2007 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга в отношении него возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 135 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ), 10.11.2007 года постановлением СУ при УВД Красносельского района Санкт-Петербурга в отношении истца возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ, которые 10.11.2007 года объединены в одно уголовное дело и истцу предъявлено обвинение в совершении вышеуказанных преступлений; 27.12.2007 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга в отношении истца избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении; в силу того, что вышеуказанные процессуальные действия являются незаконными, проводились без достаточных на то оснований 02.10.2009 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга уголовное дело на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее - УПК РФ) прекращено, за истцом признано право на реабилитацию; в период предварительного следствия истец в течение трех суток незаконно содержался под стражей, ему угрожали, а также истец демонстрировался по телевидению на Пятом канале в программе <...> как лицо, совершившее вышеуказанные преступления, в результате чего пострадали его честь, достоинство, деловая репутация; пребывая в положении обвиняемого, истец испытывал сильные душевные переживания, связанные с незаконным возбуждением и расследованием в отношении него уголовного дела, переживал за сотрудников своего предприятия и их отношение к нему в связи с выдвинутым обвинением, потерял веру в правосудие и опасается за себя и своих близких в связи с возможным незаконным осуждением.

16.02.2010 года по инициативе истца в порядке ст. 41 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) ненадлежащий ответчик УФК по городу Санкт-Петербургу был заменен на надлежащего - Министерство финансов Российской Федерации.

31.12.2010 года истец уточнил исковые требования и просил взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере 620000 рублей.

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 31.12.2010 года в удовлетворении исковых требований отказано.

В кассационной жалобе истец просит отменить указанное решение суда как незаконное и необоснованное, направить дело на новое рассмотрение.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права.

Из материалов дела усматривается, что 07.11.2007 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга в отношении истца возбуждено уголовное дело N <...> по признакам преступления, предусмотренного ст. 135 УК РФ. В тот же день истец был задержан в порядке ст. 91 УПК РФ, 09.11.2007 года истец освобожден из ИВС <...> района и ему избрана мера пресечения - обязательство о явке. 10.11.2007 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга в отношении истца возбуждено уголовное дело N <...> по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 116 УК РФ. В тот же день указанные уголовные дела объединены в одно, которому присвоен N <...>, истцу предъявлено обвинение в совершении вышеуказанных преступлений. 27.12.2007 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга в отношении истца избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении. 07.04.2008 года уголовное дело N <...> на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекращено, ранее избранная в отношении истца мера пресечения отменена. 07.06.2008 года постановление о прекращении уголовного дела отменено, предварительное следствие по делу возобновлено. 02.10.2009 года постановлением СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга уголовное дело N <...> на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ прекращено, за истцом признано право на реабилитацию. 25.03.2010 года постановлением начальника СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга постановление от 02.10.2009 года о прекращении уголовного дела отменено, предварительное следствие по делу возобновлено. 25.06.2010 года постановлением следователя СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга уголовное дело в отношении истца приостановлено и по настоящее время не возобновлено.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции, оценив представленные в материалах дела доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, руководствовался следующим.

Согласно положениям ст. ст. 133, 136 УПК Российской Федерации право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате незаконного уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда. Иски о компенсации за причиненный моральный вред в денежном выражении предъявляются в порядке гражданского судопроизводства.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда. При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В силу положений ст. 1100, ч. 2 ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Вместе с тем, суд первой инстанции принял во внимание разъяснения, изложенные в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20.12.1994 года N 10, согласно которым под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина. Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Таким образом, право на реабилитацию (возмещение имущественного ущерба и компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования), возникает только при наличии реабилитирующих оснований (вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого или обвиняемого - прекращение уголовного преследования).

Между тем, как обоснованно указал районный суд в своем решении, истцом не представлено в соответствии со ст. 56 ГПК РФ доказательств, подтверждающих, что уголовное преследование, принятые при задержании и расследовании уголовного дела меры, а также действия сотрудников оперативно-следственных органов являлись незаконными, равно как и не представлено подтверждения причинения морального вреда и несоответствия сведений, распространенных в средствах массовой информации.

При таком положении, принимая во внимание, что постановление СУ при УВД <...> района Санкт-Петербурга от 02.10.2009 года, которым за истцом признано право на реабилитацию, отменено постановлением от 25.03.2010 года, предварительное следствие по уголовному делу возобновлено, истцом постановления о возбуждении уголовных дел, избрании меры пресечения не обжалованы, судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что обстоятельство незаконности привлечения истца к уголовной ответственности на момент рассмотрения спора судом не установлено, вследствие чего истцу было отказано в удовлетворении заявленных требований.

Довод кассационной жалобы о том, что судом не исследовано обстоятельство о том, что истец не был своевременно и в установленном порядке извещен о вынесении постановления от 25.03.2010 года, судебная коллегия считает несостоятельным, поскольку в материалах дела содержится жалоба истца, направленная в органы прокуратуры, что свидетельствует об ознакомлении истца с указанным постановлением и обжаловании им действий сотрудников оперативно-следственных органов, а также данный документ являлся предметом исследования суда первой инстанции.

Судебная коллегия не может согласиться и с доводом кассационной жалобы о том, что вынесение двух постановлений о прекращении уголовного дела, действия сотрудников в период расследования уголовного дела, а также трансляция по телевидению сюжетов с участием истца отразились на его душевном состоянии и репутации, поскольку в ходе судебного разбирательства данные обстоятельства являлись предметом исследования суда первой инстанции и им дана надлежащая оценка при вынесении решения в соответствии с нормами законодательства, а истцом не представлено доказательств в подтверждение своей позиции.

Иные доводы кассационной жалобы основаны на ином толковании правовых норм, направлены на переоценку доказательств, оцененных судом в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, и выводов суда, не опровергают их и не могут служить основанием к отмене обжалуемого решения.

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 31.12.2010 года, постановлено в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права и не может быть отменено по доводам кассационной жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 31 декабря 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь