Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. N 33-3500/2011

 

Судья: Ненашина М.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Пошурковой Е.В. и Володкиной А.И.

при секретаре И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 марта 2011 года дело по кассационной жалобе <Управления> на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года по иску <Управления> к П. о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения представителя <Управления> Б., поддержавшей доводы кассационной жалобы, объяснения П., находившего решение суда законным и обоснованным, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

<Управление> (далее - <Управление>) обратилось в суд с иском к П. о возмещении стоимости восстановительного ремонта автомобиля <...>, в размере <...> руб. <...> коп., указывая, что данный служебный автомобиль закреплен за ответчиком и был передан ему по разовому документу; в результате ДТП, произошедшего по вине ответчика, автомобиль получил повреждения, поэтому ответчик в связи с умышленным причинением вреда имуществу работодателя должен нести перед истцом полную материальную ответственность на основании ст. 243 Трудового кодекса Российской Федерации (далее - ТК РФ).

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года в удовлетворении исковых требований <Управление> отказано.

Представитель <Управление> в кассационной жалобе просит отменить решение суда, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела следует, что <...> у дома <...> произошло дорожно-транспортное происшествие, в результате которого автомобилю истца, находившемуся под управлением ответчика, являющегося водителем - сотрудником автохозяйства ЦТО, были причинены технические повреждения; виновным в ДТП признан ответчик; согласно отчету об оценке стоимость восстановительного ремонта автомобиля составляет <...> руб. <...> коп.

Одновременно, из материалов дела усматривается, что к административной ответственности П. привлечен не был, что подтверждается постановлением об отказе в возбуждении производства по делу об административном правонарушении от <...> (л.д. 15), доказательства умышленного причинения П. ущерба имуществу работодателя ответчиком в нарушение ч. 1 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) не представлены, доказательства наличия каких-либо иных оснований, предусмотренных перечнем случаев полной материальной ответственности, установленным ст. 243 ТК РФ, в материалах дела также отсутствуют; договор о полной материальной ответственности с П. заключен не был, и к перечню должностей и работ, в отношении которых с работником может быть заключен договор о полной материальной ответственности, должность П. и выполняемая им работа не отнесены.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание, что П. в связи с указанным выше ДТП был привлечен приказом ответчика от <...> N <...> к дисциплинарной ответственности в виде выговора, а также к материальной ответственности в виде удержания среднемесячного довольствия в размере <...> руб. <...> коп., что соответствует положениям статьи 241 ТК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что исковые требования <Управление> удовлетворению не подлежат.

Доводы кассационной жалобы о том, что П. должен нести полную материальную ответственность, как за недостачу ценностей, вверенных ему на основании разового документа, не имеют под собой правовых оснований, поскольку повреждение автомобиля в ДТП, является порчей, а не недостачей вверенного имущества.

Ссылка представителя <Управление> на п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.09.1977 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации" является несостоятельной по следующим основаниям.

В п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.09.1977 г. N 15 указано, что в соответствии с п. 2 ст. 10 Положения работник, получивший имущество и другие ценности под отчет по разовой доверенности или по другим разовым документам, несет полную материальную ответственность за ущерб, возникший в результате необеспечения сохранности этих ценностей.

Из содержания названного Постановления Пленума Верховного Суда СССР следует, что Положение, на которое имеется ссылка в п. 10 данного Постановления, - это Положение о материальной ответственности рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации, утвержденное Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13.07.1976 г., которое утратило силу в связи с принятием Федерального закона N 90-ФЗ от 30.06.2006 г.; действующее законодательство норм, аналогичных п. 2 ст. 10 Положения, не содержит.

Таким образом, п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 23.09.1977 г. N 15 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность рабочих и служащих за ущерб, причиненный предприятию, учреждению, организации" в настоящее время применен быть не может.

Утверждение представителя <Управление> о том, что П., как <...>, на которого возложена общественная безопасность, осознавал общественную опасность своих действий (нарушение правил дорожного движения), предвидел возможность наступления общественно опасных последствий, не желал, но осознанно допускал эти последствия, либо относился к ним безразлично, не может быть принято судебной коллегией как основание возложения на истца полной материальной ответственности по следующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что причиной ДТП послужило то, что П. неправильно выбрал скоростной режим и в результате не справился с управлением автомобиля, что свидетельствует о том, что он не предвидел возможности наступления общественно опасных последствий своих действий, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должен был и мог предвидеть эти последствия, т.е. допустил небрежность, что относится к формам вины по неосторожности.

Кроме того, указанное выше утверждение представителя истца сводится к характеристике истцом формы вины П. в ДТП, а не при причинении им ущерба имуществу работодателя. Вместе с тем, доказательств наличия у П. прямого или косвенного умысла именно на повреждение автомобиля истца, в ходе судебного разбирательства установлено не было.

Остальные доводы кассационной жалобы являются несостоятельными, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Представленные по делу доказательства, судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено по доводам жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 08 ноября 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу <Управление> - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь