Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. N 33-3505/2011

 

Судья: Никитина О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Витушкиной Е.А.

судей Пошурковой Е.В. и Володкиной А.И.

при секретаре И.

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 марта 2011 года дело по кассационной жалобе П. на решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2010 года по иску П. к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в <...> районе Санкт-Петербурга о перерасчете пенсии.

Заслушав доклад судьи Витушкиной Е.А., объяснения П., поддержавшей доводы кассационной жалобы, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Истица П. обратилась в суд с иском к Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации (государственному учреждению) в <...> районе Санкт-Петербурга (далее - Управление Пенсионного фонда) о включении в ее общий трудовой стаж периода ухода за ребенком-инвалидом детства с 1961 г. по 1968 г. и периода проживания в блокадном Ленинграде (2,5 года), обязании произвести перерасчет пенсии по старости с учетом этих двух периодов, указывая, что данные периоды необоснованно не были включены ответчиком в ее стаж при назначении пенсии.

Решением Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2010 года исковые требования П. удовлетворены частично: Управление Пенсионного фонда обязано зачесть с 01.10.2009 г. в страховой стаж П. период ухода за ребенком-инвалидом с 1961 г. по 1968 г., в остальной части иска отказано.

П. в кассационной жалобе просит отменить решение суда, указывая, что решение суда является незаконным и необоснованным.

Поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) суд кассационной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов кассационной жалобы, судебная коллегия проверяет законность и обоснованность обжалуемого решения только по тем доводам, которые изложены П. в кассационной жалобе.

Управление Пенсионного фонда в заседание судебной коллегии своего представителя не направило, извещено надлежащим образом о времени и месте судебного заседания (л.д. 67), о причине неявки представителя суду не сообщило, доказательств уважительности причин неявки представителя не представило и об отложении разбирательства по делу не просило.

Таким образом, учитывая, что неявка лиц, участвующих в деле и извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, в силу ч. 2 ст. 354 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ) не является препятствием для рассмотрения дела в суде кассационной инстанции, судебная коллегия считает возможным рассмотреть дело в отсутствие представителя Управления Пенсионного фонда.

Выслушав объяснения участника процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, изучив материалы дела, судебная коллегия не находит правовых оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с требованиями закона.

Из материалов дела усматривается, что пенсия по старости назначена П.., 1938 г. р., с 15.05.1991 г.; в период с 1992 г. по 2005 г. П. постоянно проживала в Израиле, при этом, выплата пенсии по старости ей была восстановлена с 01.01.2004 г. на основании ее личного заявления от 18.07.2005 г.

Согласно п. 1 ст. 29 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", вступившего в силу с 01.01.2002 г., размеры трудовых пенсий, установленных до вступления в силу данного Федерального закона по нормам Закона РФ "О государственных пенсиях в Российской Федерации", пересчитываются в соответствии с данным Федеральным законом.

В соответствии с п. 1 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с введением в действие настоящего Федерального закона при установлении трудовой пенсии осуществляется оценка пенсионных прав застрахованных лиц по состоянию на 1 января 2002 года путем их конвертации (преобразования) в расчетный пенсионный капитал.

При этом, согласно п. 2 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" расчетный размер трудовой пенсии при оценке пенсионных прав застрахованного лица может определяться по выбору застрахованного лица либо в порядке, установленном п. 3 данной статьи, либо в порядке, установленном п. 4 данной статьи, либо в порядке, установленном п. 6 данной статьи.

Из материалов дела следует, что П. расчетный размер трудовой пенсии по старости был определен на основании п. 3 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" исходя из трудового стажа 22 года 09 месяцев 27 дней как наиболее выгодный для нее вариант расчета.

В настоящее время П. является получателем пенсии по старости в соответствии с пп. 1 п. 1 ст. 28 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" как мать инвалида с детства, а также с 19.01.2007 г. (с даты установления степени нетрудоспособности) дополнительной государственной пенсии по инвалидности, установленной в соответствии с Федеральным законом N 196-ФЗ от 26.11.2006 г. "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации", как лицо, награжденное знаком "Жителю блокадного Ленинграда"; данное обстоятельство истицей не оспаривается.

В исковом заявлении П. просит включить в ее общий трудовой стаж период ухода за ребенком-инвалидом детства и период проживания в блокадном Ленинграде.

Вместе с тем, согласно п. 3 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в целях определения расчетного размера трудовой пенсии застрахованных лиц в соответствии с данным пунктом под общим трудовым стажем понимается суммарная продолжительность трудовой и иной общественно полезной деятельности до 1 января 2002 года, в которую период ухода за ребенком-инвалидом и проживания в блокадном Ленинграде не включаются.

Указанные периоды включаются в общий трудовой стаж при расчете пенсии по старости в соответствии с п. 4 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", однако, как установлено судом первой инстанции, с заявлением о перерасчете пенсии по п. 4 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" П. в Управление Пенсионного фонда в установленном порядке не обращалась; доказательства обратного в материалах дела отсутствуют.

При таких обстоятельствах суд пришел к правильному выводу о том, что оснований для включения названных периодов в общий трудовой стаж П. и перерасчета пенсии с учетом этих периодов не имеется.

Однако, учитывая, что с 01.01.2009 г. в соответствии с Федеральным законом N 146-ФЗ от 22.07.2008 г. "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам установления трудовых пенсий" период ухода за ребенком-инвалидом с детства может быть зачтен по заявлению пенсионера в страховой стаж, принимая во внимание, что П. неоднократно обращалась в Управление Пенсионного фонда по вопросу включения в стаж указанного периода, суд, по мнению судебной коллегии, пришел к обоснованному выводу о включении данного периода в страховой стаж истицы.

При этом, поскольку страховой стаж при расчете пенсии по старости на основании п. 3 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в силу содержащейся в данном пункте формулы для расчета пенсии по старости на ее размер не влияет, судебная коллегия считает, что включение указанного периода в страховой стаж П. основанием для перерасчета ее пенсии по старости, исчисленной в соответствии с п. 3 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" не является.

Доводы кассационной жалобы, которые сводятся к утверждению о том, что исчисление пенсии по старости на основании п. 4 ст. 30 ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" будет для П. более выгодным, являются несостоятельными, поскольку не опровергают выводов суда о том, что в установленном порядке для перерасчета пенсии по указанному пункту истица в Управление Пенсионного фонда не обращалась.

Остальные доводы кассационной жалобы не могут быть приняты судебной коллегией во внимание, поскольку не опровергают вышеизложенных выводов, основаны на неправильном применении норм материального права, направлены на переоценку выводов суда первой инстанции и правового значения не имеют.

Представленные по делу доказательства, судом первой инстанции оценены по правилам ст. 67 ГПК РФ, решение постановлено в соответствии с требованиями закона и не может быть отменено по доводам жалобы.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Кировского районного суда Санкт-Петербурга от 09 декабря 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу П. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь