Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-6597

 

Судья Максимкин С.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе: председательствующего Журавлевой Т.Г.,

судей Грибовой Е.Н., Салтыковой Л.В.,

при секретаре К.В.,

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Салтыковой Л.В.

дело по кассационной жалобе представителя истца ФССП России на решение Пресненского районного суда г. Москвы от 20 октября 2010 г., которым постановлено:

В удовлетворении искового заявления Федеральной службы судебных приставов (ФССП России) к Закрытому акционерному обществу "Редакция газеты "Московский комсомолец", К.Ю. о защите чести, достоинства и деловой репутации - отказать.

 

установила:

 

Истец Федеральная служба судебных приставов (ФССП России) обратился в суд с иском к Закрытому акционерному обществу "Редакция газеты "Московский комсомолец", К.Ю. о защите чести, достоинства и деловой репутации, ссылаясь на следующие обстоятельства.

28 ноября 2009 года в печатном издании - газете "Московский комсомолец" N 268 (25.220) опубликована статья журналиста К.Ю. "Приставы тянут кота за долг". По мнению истца, в данной статье распространены сведения о деятельности службы судебных приставов, которые не соответствуют действительности и порочат ее деловую репутацию. Так в частности, автор статьи указывает на фразы: "животных, которых никто не купит, будут усыплять", "прежде чем убить собаку или кошку, приставы будут звонить должнику и предлагать послушать, как на другом конце провода его любимец скулит и плачет от побоев". Кроме того, в заключении данной статьи, в качестве возможных мер принудительного исполнения судебного акта судебным приставом, автор статьи указывает: "Тогда паяльник в жопу и утюг на живот".

По мнению истца, применение указанных слов по отношению к ФССП России является оскорбительным и неуважительным, а выводы автора статьи об "усыплении" домашних животных судебными приставами - исполнителями входят в противоречие с нормами права, не основаны на фактах и являются ложными.

Истец просит суд признать не соответствующими действительности сведения, содержащиеся в статье журналиста К.Ю., опубликованной в газете "Московский Комсомолец" от 28.11.2009 г. в N 268 (25.220), а именно:

- "Животных, которых никто не купит, будут усыплять",

- "Прежде чем усыпить собаку или кошку, приставы будут звонить должнику и предлагать послушать, как на другом конце провода его любимец скулит и плачет от побоев",

- "Тогда паяльник в жопу и утюг на живот".

Кроме того, истец просит обязать ЗАО "Редакция газеты "Московский Комсомолец" в течение 10 дней с момента вступления решения суда по данному делу в законную силу опубликовать в газете "Московский Комсомолец" в качестве опровержения сведения не соответствующих действительности и порочащих деловую репутацию Федеральной службы судебных приставов следующий текст: "ЗАО "Редакция газеты "Московский Комсомолец" приносит свои извинения Федеральной службе судебных приставов за публикацию статьи "Приставы тянут кота за долг", содержащейся в газете "Московский Комсомолец" за 28.11.2009 г. в номере 268 (25.220). Сведения, опубликованные в данной статье, не соответствуют действительности и порочат деловую репутацию Федеральной службы судебных приставов. Основываясь на принципах профессиональной журналистской этики и социальной ответственности, уверены, что в будущем на страницах газеты "Московский Комсомолец" будут освещаться только проверенные и достоверные сведения относительно деятельности Федеральной службы судебных приставов, которые будут укреплять правовые основы Российского государства".

Представитель истца по доверенности Б. в судебном заседании исковые требования поддержала, просила об их удовлетворении в полном объеме.

Представитель ответчиков по доверенности А. в судебном заседании против удовлетворения иска возражала, указывая на то, что информация, содержащаяся в спорной статье, либо не является сведениями содержащими утверждения, либо соответствует действительности, либо не касается истца, либо не является порочащей вообще кого бы то ни было. Доводы ответчика, по которым он просит отказать в удовлетворении иска, изложены в письменном отзыве, приобщенном к материалам дела.

Судом постановлено выше приведенное решение, об отмене которого по доводам кассационной жалобы просит представитель истца ФССП России.

В заседание судебной коллегии явился представитель истца по доверенности Б., которая поддержала доводы кассационной жалобы.

В заседание судебной коллегии явился представитель ответчиков по доверенности А., которая с решением суда согласна.

Проверив материалы дела, выслушав явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены обжалуемого решения не имеется, так как оно постановлено в соответствии с фактическими обстоятельствами дела и требованиями законодательства.

Разрешая заявленные требования, суд первой инстанции, руководствовался положениями ст. 152 ГК РФ, а также Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".

Согласно ч. 1 ст. 152 ГК РФ, гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Если сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, распространены в средствах массовой информации, они должны быть опровергнуты в тех же средствах массовой информации.

В силу п. 5 ст. 152 ГК РФ, гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

В соответствии с п. 7 ст. 152 ГК РФ правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

Согласно Постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", юридически значимыми обстоятельствами по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации являются: распространение ответчиком сведений об истце; порочащий истца характер этих сведений; несоответствие их действительности.

Пунктом 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года N 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц", определено, что порочащими являются сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица.

Разрешая заявленные требования, суд правильно исходил из того, что для признания сведений порочащими необходимо наличие 3-х признаков одновременно: 1) эти сведения должны быть недействительными; 2) они должны являться утверждением (т.е. убеждением, заверением в истинности каких-либо фактов) о нарушении истцом норм действующего законодательства или моральных принципов; 3) они должны умалять честь и достоинство истца.

Проанализировав статью в целом, суд первой инстанции признал, что информация, содержащаяся в оспариваемой статье, не касается истца - ФССП России. Истец, являющийся юридическим лицом в соответствии с действующим законодательством РФ, в оспариваемых истцом фрагментах, фразах, абзацах не упоминается, название юридического лица истца в качестве действующего лица или лица, совершающего какие-либо действия, не содержится и не указывается. Статья и распространенные сведения вообще не содержат указания на совершение самим истцом - юридическим лицом каких-либо действий, как нарушающих, так и не нарушающих действующее законодательство РФ; истец вообще не выступает в роли действующего лица. Никаких утверждений, которые бы касались или отрицательно характеризовали истца или его деятельность в статье, не содержится.

Исходя из этого, суд пришел к обоснованному выводу о том, что, истцом не доказан факт распространения о нем - о Федеральной службе судебных приставов (ФССП России) сведений.

Ссылка в кассационной жалобе на то, что Федеральная служба судебных приставов (ФССП России) является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим свои функции непосредственно и (или) через территориальные органы, что территориальным органом Федеральной службы судебных приставов является управление (отдел) Федеральной службы судебных приставов, действующее на территории субъекта Российской Федерации, в которое входит структурные подразделения территориального органа ФССП России, состоящее из государственных служащих и работников, возглавляемых начальниками отделов - старшими судебными приставами; а также на то, что в соответствии с ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 02.10.2007 г., N 229-ФЗ "Об исполнительном производстве" непосредственное осуществление функций по принудительному исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц возлагается на судебных приставов-исполнителей структурных подразделений, в связи с чем деятельность органа государственной власти (ФССП России) является результатом непосредственного исполнения должностными лицами данного органа своих должностных обязанностей, не опровергает указанного выше вывода суда первой инстанции, поскольку из искового заявления, поданного в суд, не следует, что ФССП России обратилась в защиту деловой репутации судебных приставов-исполнителей.

Отказывая в заявленных требованиях, суд первой инстанции также исходил из того, что сведения, касающиеся практики взыскания судебными приставами-исполнителями долгов, ранее широко освещалась в других средствах массовой информации, а соответственно имеют определенный общественный интерес.

Суд правильно указал в решении, что текст опровержения, приведенный в исковом заявлении, не соответствует закону.

Анализируя в совокупности спорные выражения, а также всю статью в целом, суд признал, что статья представляет собой рассуждения автора о вероятном и возможном с ее точки зрения развитии ситуации в будущем, связанным с тем, что автору стало известно о правовой возможности обращения взыскания на домашних животных, так как последние имеют правовой статус вещей по гражданскому законодательству.

Суд пришел к выводу о том, что спорные фразы и выражения не являются утверждением содержащиеся в авторском произведении, являются оценочными суждениями автора, журналиста, эти сведения являются умозаключением, мнением автора статьи о будущем времени, на что указывают вводные слова и сравнения.

Так, фраза "Животных, которых никто не купит, будут усыплять", относится к будущему времени, выражает мнение автора относительно развития ситуации в будущем, в связи с чем не может быть предметом судебной оценки на предмет соответствия действительности.

Фраза "Прежде чем усыпить собаку или кошку, приставы будут звонить должнику и предлагать послушать, как на другом конце провода его любимец скулит и плачет от побоев" также относится к будущему времени и выражает прогнозируемое мнение автора относительно действий приставов.

Фраза "Тогда паяльник в жопу и утюг на живот", изложена в грубой и вульгарной форме, однако является безадресной, то есть не касается истца и вообще кого бы то ни было. Кроме того, также представляет собой представление автора о будущем развитии событий.

Судебная коллегия с выводами суда первой инстанции соглашается, поскольку они основаны на правильном применении норм материального и процессуального законодательства и представленных сторонами доказательствах, которые исследованы судом и которым судом в решении дана надлежащая правовая оценка.

Доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, влияющих на правильность выводов суда, и являющихся основанием к отмене постановленного решения суда первой инстанции.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом установлены правильно, представленные сторонами доказательства надлежаще оценены, спор разрешен в соответствии с материальным и процессуальным законом, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований к отмене постановленного судом решения.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия,

 

определила:

 

Решение Пресненского районного суда г. Москвы от 20 октября 2010 г. оставить без изменения, кассационную жалобу представителя истца ФССП России - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь