Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-6758

 

Судья: Д.В. Грибов

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда,

в составе председательствующего Строгонова М.В.

судей Михалевой Т.Д., Шубиной И.И.

при секретаре Ч***

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Строгонова М.В.

дело по кассационной жалобе представителя истца В.Н. по доверенности К.Е.С. на решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2010 года, которым постановлено:

в удовлетворении исковых требований В.Н. к Г. о признании договора дарения недействительным отказать,

 

установила:

 

Истец В.Н. обратилась в суд с иском к ответчику Г. с требованием о признании договора дарения квартиры по адресу: <...> заключенного между истцом и ответчиком недействительным. Свои исковые требования обосновывала тем, что с ** сентября 19** года она состояла в браке с ответчиком. В период брака ею была приобретена указанная однокомнатная квартира. 01 марта 2000 года на основании договора дарения истец подарила ответчику названную однокомнатную квартиру. Сделка была совершена в связи с тем, что истец была зарегистрирована вместе с сыном в квартире по адресу: <...>. Указанный дом шел под снос, и сыну должны были предоставить альтернативное жилье в виде двухкомнатной квартиры, при условии отсутствия какого-либо жилья у родственников в собственности. Для чего и был заключен договор дарения. Сын получил муниципальную двух комнатную квартиру в мае 2000 года, которую он впоследствии приватизировал. В начале июля 2010 года на дачу сыну позвонил супруг и сообщил истцу, что поменял замки в спорной квартире и отказался впускать в нее истца. Считает, что ее волеизъявление не соответствовало действительной воле, истец не имела намерения лишить себя права собственности на квартиру, имела заблуждение относительно существа договора дарения, поскольку лишилась права собственности.

Истец и ее представитель К.Е.С. в судебном заседании исковые требования поддержали, просили иск удовлетворить.

Ответчик и его представитель Б.А.П. в судебном заседании возражали против заявленных исковых требований по основаниям, изложенным в письменных возражениях, а также просили применить срок исковой давности.

Третье лицо - Росреестр по г. Москве - о дате, времени и месте слушания извещен надлежащим образом УФРС, в судебное заседание представителя не направил, письменный отзыв на иск не представил.

Судом постановлено вышеприведенное решение, об отмене которого просит представитель истца В.Н. по доверенности К.Е.С. по доводам кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив вопрос о возможности рассмотрения жалобы в отсутствие неявившихся лиц, выслушав объяснения истца В.Н., представителя истца В.Н. по доверенности К.Е.С., представителя ответчика по доверенности и ордеру адвоката Б.А.П., проверив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что оснований для отмены решения суда, постановленного в соответствии с фактическими обстоятельствами и требованиями действующего законодательства, не имеется.

В соответствии со ст. ст. 167, 168 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. Сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения".

Ст. 178 ГК РФ предусмотрено, что сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Судом надлежаще установлено, что спорная жилая площадь представляет собой однокомнатную квартиру, общей площадью *** кв. м (без учета летних), жилой площадью *** кв. м, расположенную по адресу: <...> (л.д. 28).

Согласно выписке из домовой книги в спорной квартире с 1995 года зарегистрирован Г. - ответчик (л.д. 26).

Из объяснений сторон и материалов дела следует, что В.Н. и Г. с ** сентября 19** года состоят в зарегистрированном браке, что подтверждается свидетельством о заключении брака (л.д. 6).

В период брака ** апреля 19** года на имя В.Н. по договору купли-продажи недвижимости, заключенному между истцом и Арендным предприятием "М***", была приобретена квартира ***, находящаяся по адресу: <...> (л.д. 8).

Согласно справке М*** стоимость квартиры оплачена из личных средств В.И. (л.д. 7).

21 марта 2000 года между В.Н. и Г. был заключен договор дарения квартиры, согласно которому В.Н. подарила Г. квартиру под номером ***, находящуюся по адресу: <...>. Согласно п. 7 указанного договора после регистрации договора в Московском комитете по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, Г. становится собственником вышеуказанной квартиры и принимает на себя обязанности по уплате налогов на недвижимость, расходов по ремонту, эксплуатации и содержанию квартиры, дома и придомовой территории (л.д. 24).

Указанный договор нотариально заверен, подписан лично истцом, что подтверждается удостоверительной надписью и данное обстоятельство не оспаривается истцом.

Договор дарения спорной квартиры от 21 марта 2000 года и переход прав собственности на спорную квартиру зарегистрированы в Московском комитете по регистрации прав 04 апреля 2000 года (л.д. 24 - 25).

Документы на регистрацию спорного договора и перехода права собственности поданы лично истцом и ответчиком, что подтверждается собственноручно подписанными заявлениями (л.д. 30, 31).

Судом были допрошены свидетели В.А.В., М.Е.А., надлежащая оценка показаниям которых дана в решении суда.

Разрешая заявленные требования, суд верно исходил из того, что факт заключения договора отчуждения спорного объекта недвижимости нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства. При этом, суд в решении верно указал на то, что истец имела намерение передать право собственности на квартиру ***, находящуюся по адресу: <...> третьим лицам, знала о том, какой договор она будет заключать, понимала предмет заключаемой сделки, осознавала последствия сделки, и выразила свое волеизъявление путем подписания договора дарения.

Данный вывод суда подтверждается также тем, что истец лично подала документы на государственную регистрацию спорного договора и перехода права собственности на квартиру ***, находящуюся по адресу: <...>.

Таким образом, судом установлено что сделка была зарегистрирована в установленном порядке.

Следовательно, оснований для признания договора дарения недействительным у суда не имелось.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд верно нашел обоснованным заявленное ходатайство ответчика о пропуске истцом срока исковой давности на основании ст. 181 ГК РФ, установив, что с момента регистрации договора прошло 10 лет, 5 месяцев и 23 дня, что превышает установленный законом срок.

При этом, доказательств уважительности причин пропуска сроков исковой давности истцом в суд представлено не было.

Судебная коллегия согласилась с данными выводами суда.

Довод кассационной жалобы о том, что судом было ограничено право истца на доказывание оснований своего иска в судебном процессе по причине того, что не были допрошены свидетели И.А.В., Н.И.И., В.В.Я., К.Т.Н. не является основанием к его отмене, поскольку из материалом дела, а именно из протокола судебного заседания (л.д. 79 - 86) усматривается, что истцом было заявлено ходатайство о допросе свидетелей В.А.В., М.Е.А., Н.Р.А., ходатайство о допросе остальных свидетелей в протоколе не отражено. Замечаний на протокол судебного заседания в установленный законом срок подано не было.

Довод кассационной жалобы о том, что в судебном заседании вопрос о применении срока исковой давности не решался, опровергается материалами дела.

Ссылки на какие-либо обстоятельства или доказательства, которые не являлись бы предметом исследования и оценки суда первой инстанции или опровергали правомерность изложенных в решение суда выводов, кассационная жалоба не содержит.

С учетом изложенного оснований для отмены обжалуемого судебного постановления по доводам кассационной жалобы не усматривается.

Руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 13 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь