Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 33-789/11

 

Судья: Нургалиев Э.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего - судьи Копотева И.Л.,

судей Мельниковой Г.Ю., Булатовой О.Б.,

с участием прокурора Торсуновой Л.Г.,

при секретаре М.А.Н.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Ижевске 14 марта 2011 года гражданское дело по исковому заявлению М.А.В. к муниципальному некоммерческому учреждению <...> о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе в прежней должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда,

по кассационной жалобе муниципального некоммерческого учреждения <...> и кассационному представлению исполняющего обязанности прокурора Камбарского района Удмуртской Республики на решение Камбарского районного суда Удмуртской Республики от 19 января 2011 года, которым исковые требования удовлетворены частично.

Признан незаконным приказ N 45/к от 8 ноября 2010 года об увольнении М.А.В. по п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

М.А.В. восстановлен на работе в муниципальном некоммерческом учреждении <...> в должности мастера участка по содержанию, обслуживанию и ремонту жилого фонда <...> с 9 ноября 2010 года.

Решение в части восстановления М.А.В. на работе обращено к немедленному исполнению.

С муниципального некоммерческого учреждения <...> в пользу М.А.В. взысканы: средний заработок за время вынужденного прогула в размере <...>, компенсация морального вреда в размере 3 000 рублей.

С муниципального некоммерческого учреждения <...> в доход муниципального образования "Камбарский район Удмуртской Республики" взыскана государственная пошлина в размере 1 704 рублей 03 копеек.

Заслушав доклад судьи Мельниковой Г.Ю., объяснения М.А.В. и его представителя Ф.И.А., возражавших против доводов кассационной жалобы и кассационного представления, заключение прокурора Торсуновой Л.Г., частично поддержавшей доводы кассационного представления, полагавшей, что решение в части восстановления истца на прежней работе является законным, Судебная коллегия

 

установила:

 

М.А.В. обратился в суд с иском к муниципальному некоммерческому учреждению <...> (далее по тексту - МНУ <...>) с требованиями о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на работе в прежней должности, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула в размере <...> и компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей.

Исковые требования мотивированы тем, что с 1 апреля по 8 ноября 2010 года истец работал у ответчика в должности мастера участка по содержанию, обслуживанию, ремонту жилого фонда <...>. Приказом N 45/к от 8 ноября 2010 года истец был уволен на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ - по собственной инициативе. Увольнение истец считает незаконным, поскольку соответствующее заявление без даты увольнения работодатель вынудил написать в июле 2010 года, а также ввиду нарушения требований ст. 80 Трудового кодекса РФ.

В судебном заседании истец и его представитель Ф.И.А. на исковых требованиях настаивали.

В судебном заседании представитель ответчика - Ю.Р.Т. исковые требования не признал, полагал, что увольнение произведено в соответствии с действующим законодательством.

В заключении по делу помощник прокурора Камбарского района УР Климко А.Л. полагал, что исковые требования удовлетворению не подлежат, поскольку между сторонами было достигнуто соглашение по увольнению. Истец был намерен уволиться по собственному желанию, давления со стороны работодателя на него не оказывалось.

Судом было постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе ответчик просит решение суда отменить, ссылаясь на следующие обстоятельства: суд не учел того обстоятельства, что истец неоднократно менял показания по поводу написания заявления об увольнении; истцом не представлены доказательства, бесспорно свидетельствующие о написании заявления об увольнении в июле 2010 года, а также доказательства того, что со стороны ответчика имело место понуждение к подаче истцом данного заявления; истцом не представлено доказательств того, что волеизъявление на увольнение по собственному желанию у него отсутствовало; соглашение об увольнении в день подачи заявления между сторонами было достигнуто, доказательств того, что истец предпринимал меры по отзыву заявления и желал продолжить работу, истцом не представлено.

В кассационном представлении исполняющий обязанности прокурора Камбарского района УР просит решение суда отменить, ссылаясь на следующие доводы: увольнение истца явилось следствием его добровольного волеизъявления, давление на него стороны ответчика не оказывалось; истец и ответчик достигли соглашения по дате увольнения; суд не учел того обстоятельства, что истец неоднократно менял показания по поводу написания заявления об увольнении; суд дал неправильную оценку показаниям свидетелей.

Изучив материалы дела, проверив законность и обоснованность принятого судом первой инстанции решения в пределах доводов, изложенных в кассационной жалобе и в кассационном представлении, Судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, 1 апреля 2010 года истец был принят на работу к ответчику на должность мастера участка по содержанию, обслуживанию, ремонту жилого дома <...>.

8 ноября 2010 года ответчиком за входящим N 86/08.11.2010 зарегистрировано заявление истца с просьбой уволить по собственному желанию. В соответствии с приказом N 45/к от 8 ноября 2010 года истец уволен с занимаемой должности на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ - по собственной инициативе.

С выводом суда первой инстанции о том, что увольнение истца является незаконным, Судебная коллегия соглашается, поскольку он основан на правильном применении норм материального права.

Согласно ст. 80 Трудового кодекса РФ работник имеет право расторгнуть трудовой договор, предупредив об этом работодателя в письменной форме не позднее чем за две недели, если иной срок не установлен настоящим Кодексом или иным федеральным законом. Течение указанного срока начинается на следующий день после получения работодателем заявления работника об увольнении. По соглашению между работником и работодателем трудовой договор может быть расторгнут и до истечения срока предупреждения об увольнении.

При этом ст. 80 Трудового кодекса РФ работнику также предоставлено право до истечения срока предупреждения об увольнении в любое время отозвать свое заявление.

По мнению ответчика, а также и.о. прокурора Камбарского района Удмуртской Республики, соглашение о расторжении трудового договора до истечения срока предупреждения об увольнении между истцом и ответчиком было достигнуто. Данные доводы Судебная коллегия считает несостоятельными.

Статья 80 Трудового кодекса РФ устанавливает, что работник вправе расторгнуть договор, предупредив об этом работодателя не позднее чем за две недели, но не указывает на право работодателя самому определять дату увольнения работника.

Следовательно, при отсутствии в заявлении точной даты прекращения трудового договора работодатель не вправе уволить работника до истечения двух недель после подачи заявления в отсутствие соглашения о расторжении договора ранее установленного законом срока.

В представленном заявлении об увольнении по собственному желанию истец дату, с которой просит его уволить, не указал, равно как и дату составления данного заявления.

Соглашения об увольнении истца по собственному желанию до истечения срока предупреждения работодателя об увольнении сторонами суду не представлено. Утверждение ответчика о том, что подобное соглашение между сторонами достигнуто, поскольку истец не возражал по дате увольнения, не основано на законе. Отсутствие письменного подтверждения волеизъявления работника относительно даты расторжения договора не позволяет признать, что увольнение состоялось именно по его желанию. Показаниям допрошенных судом свидетелей дана надлежащая и правильная оценка, из этих показаний действительно не следует, что истец имел намерение уволиться в день регистрации его заявления.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 Гражданского процессуального кодекса РФ, правомерно пришел к выводу о незаконности увольнения истца на основании п. 3 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ, поскольку доказательств наличия соглашения об увольнении истца до истечения срока предупреждения ответчиком в нарушение ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РФ и ст. 80 Трудового кодекса РФ в суд не представлено. Из изложенного следует, что у ответчика отсутствовали правовые основания для увольнения истца с 8 ноября 2010 года до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении.

Такие доводы кассационной жалобы и кассационного представления, как неоднократное изменение истцом показаний по поводу написания заявления об увольнении, непредставление доказательств, бесспорно свидетельствующих о написании заявления об увольнении в июле 2010 года, недоказанность отсутствия у истца волеизъявления на увольнение по собственному желанию, в рассматриваемом случае правового значения не имеют, поскольку увольнение произведено в нарушение действующего трудового законодательства, и работник в данном случае подлежит восстановлению на работе вне зависимости от вышеуказанных доводов.

Доводы кассаторов о том, что соглашение об увольнении в день подачи заявления между сторонами трудовых отношений было достигнуто, материалами дела не подтверждены. В указанной части выводы суда первой инстанции подробно и правильно мотивированы.

В то же время Судебная коллегия приходит к выводу, что понуждения истца к увольнению по собственному желанию со стороны ответчика не было.

Суд первой инстанции правомерно указал, что обязанность по доказывания данного обстоятельства возлагается на работника, но представленные доказательства оценил неправильно.

Так, допрошенные судом свидетели Ф.И.О. 1 и Ф.И.О. 2 суду пояснили, что присутствовали при написании истцом заявления, при этом содержание этого заявления свидетелям неизвестно. Директор предприятия не давал указанным свидетелям задания съездить на рабочее место к истцу и взять у него заявление об увольнении. Свидетель Ф.И.О. 3 обстоятельства написания истцом заявления об увольнении, в том числе по принуждению работодателем, не подтвердил. Само по себе отрицание истцом наличия волеизъявления на увольнение по собственному желанию не означает факт его принуждения к написанию данного заявления работодателем.

С учетом изложенного вывод суда о понуждении ответчиком истца к написанию заявления об увольнении по собственному желанию подлежит исключению из мотивировочной части решения суда. Данное обстоятельство, в свою очередь, основанием для отмены правильного по сути решения не является.

В соответствии с ч. 2 ст. 347 Гражданского процессуального кодекса РФ Судебная коллегия полагает необходимым в интересах законности дать оценку решению суда первой инстанции в части искового требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула.

Удовлетворяя названное требование, суд первой инстанции правильно сослался на то, что в силу ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса РФ орган, рассматривающий индивидуальный трудовой спор, принимает решение о выплате работнику среднего заработка за все время вынужденного прогула или разницы в заработке за все время выполнения нижеоплачиваемой работы. В то же время данная норма материального права применена судом неправильно.

Определяя размер среднего дневного заработка, суд исходил из общей суммы заработной платы истца за период работы истца за вычетом налоговых отчислений, а также из размера заявленных истцом требований. Подобное определение среднего заработка за время вынужденного прогула является неправильным.

Согласно п. 4 постановления Правительства РФ от 24 декабря 2007 года N 922 "Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы" расчет среднего заработка работника независимо от режима его работы производится исходя из фактически начисленной ему заработной платы, то есть без учета произведенных отчислений.

Сумма начисленной истцу заработной платы за период с 1 апреля по 8 ноября 2010 года составляет <...>, количество фактически отработанных дней - 142. При указанных обстоятельствах средний дневной заработок для расчета среднего заработка за время вынужденного прогула составляет <...>.

Удовлетворяя требование истца о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, суд не ограничен представленными сторонами расчетами, поскольку ч. 2 ст. 394 Трудового кодекса РФ обязывает суд взыскать средний заработок за все время вынужденного прогула. В данном случае суду следовало выйти за рамки заявленных требований и произвести собственный расчет в соответствии с вышеуказанным постановлением Правительства РФ N 922 от 24 декабря 2007 года.

С учетом изложенного сумма среднего заработка за время вынужденного прогула, подлежащая взысканию с ответчика в пользу истца, составляет <...> (<...> x 142). Решение суда в указанной части подлежит изменению.

Поскольку размер взысканных с ответчика сумм Судебной коллегией увеличен, размер государственной пошлины, взысканной с ответчика в доход муниципального образования "Камбарский район Удмуртской Республики", в силу ст. 103 Гражданского процессуального кодекса РФ подлежит увеличению пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований - до 1 858 рублей 18 копеек.

Решение суда первой инстанции по существу является правильным. Нарушений норм материального или процессуального права, влекущих отмену решения, судом первой инстанции не допущено. Оснований к отмене решения суда первой инстанции в пределах доводов кассационной жалобы и кассационного представления не имеется.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Судебная коллегия

 

определила:

 

решение Камбарского районного суда Удмуртской Республики от 19 января 2011 года изменить в части удовлетворения искового требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и взыскать в указанной части денежную сумму в размере <...>.

Из мотивировочной части того же решения исключить вывод об отсутствии у истца М.А.В. волеизъявления на увольнение по собственному желанию.

Увеличить сумму взысканной с ответчика государственной пошлины до 1 858 рублей 18 копеек.

В остальной части то же решение оставить без изменения.

Кассационную жалобу муниципального некоммерческого учреждения <...> и кассационное представление исполняющего обязанности прокурора Камбарского района Удмуртской Республики - частично удовлетворить.

 

Председательствующий

И.Л.КОПОТЕВ

 

Судьи

Г.Ю.МЕЛЬНИКОВА

О.Б.БУЛАТОВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь