Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. N 3390

 

Судья: Волкович В.М.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе

председательствующего Нюхтилиной А.В.

судей Вологдиной Т.И., Рогачева И.А.

при секретаре И.

рассмотрела в судебном заседании 14 марта 2011 года дело N 2-17/10 по кассационной жалобе К., М.Г. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 19 ноября 2010 года по иску Г.Л.И. к К., М.Г. о признании сделок недействительными, применении последствий недействительности сделок, признании права собственности.

Заслушав доклад судьи Нюхтилиной А.В., объяснения К., представителя К., М.Г. - Щ. (доверенность от <...>), Г.Л.И. и ее представителя - адвоката Аверичева И.А. (ордер <...>), судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

 

установила:

 

Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 19 ноября 2010 года признан недействительным договор дарения квартиры <...> от <...> года, заключенный между <...> и М.Г., удостоверенный нотариусом <...> за реестровым N <...>, применены последствия недействительности сделки, стороны возвращены в первоначальное состояние, указанная квартира включена в наследственную массу после смерти <...> и аннулирована государственная регистрация указанного договора.

Вышеуказанным решением признан недействительным договор дарения квартиры <...> от <...> года, заключенный между М.Г. и К., удостоверенный нотариусом <...> за реестровым N <...>, применены последствия недействительности сделки, аннулирована государственная регистрация указанного договора и прав К. на указанную квартиру.

Суд признал за Г.Л.И. право собственности на квартиру N <...>, принадлежащую <...>, в удовлетворении остальной части заявленных исковых требований Г.Л.И. отказано.

В кассационной жалобе К., М.Г. просят отменить решение суда, считают его неправильным.

Судебная коллегия, изучив материалы дела, выслушав объяснения участников процесса, обсудив доводы кассационной жалобы, приходит к следующим выводам.

Материалами дела установлено, что спорная квартира по адресу: <...>, принадлежала на праве собственности <...> (л.д. <...>).

<...> года между <...> и М.Г. заключен договор дарения спорной квартиры, который удостоверен нотариусом <...> за реестровым номером <...> и зарегистрирован в установленном законом порядке (л.д. <...>).

<...> года между М.Г. и К. заключен договор дарения спорной квартиры, который удостоверен нотариусом <...> за реестровым номером <...> и зарегистрирован в установленном законом порядке (л.д. <...>).

<...> года <...> скончалась, о чем <...> года составлена актовая запись N <...> (л.д. <...>).

Из материалов наследственного дела N <...> после умершей <...> следует, что Г.Л.И. <...> года обратилась к нотариусу <...> с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по завещанию. Также к нотариусу с заявлением о выдаче свидетельства о праве на наследство по закону обратилась М.Г. Свидетельства о праве на наследство после смерти <...> не выдавались до настоящего времени ввиду наличия спора о праве в суде.

Судом также установлено, что <...> года нотариусом <...> удостоверено завещание <...> на имя Г.Л.И., зарегистрированное в реестре за N <...>, в соответствии с которым спорная квартира завещана истцу (л.д. <...>). Указанное завещание не отменено, не изменено и никем не оспорено.

<...> г. <...>, в лице представителя Г.И., обратилась в суд с иском о признании недействительным договора дарения от <...> г. ссылаясь на то, что ответчики, воспользовавшись ее крайне тяжелыми состоянием здоровья, беспомощностью, действуя негативно на ее психическое состояние, обещая спокойную и обеспеченную старость, вынудили совершить сделку. Истица указала, что в период заключения договора, страдала рядом заболеваний и не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

В ходе рассмотрения настоящего гражданского дела в порядке ст. 44 ГПК РФ была произведена замена истца <...> на Г.И.

Г.Л.И. в порядке ст. 39 ГПК РФ уточнила исковые требования и просила признать недействительными договоры дарения от <...> г. и от <...> г., признать за ней право собственности на спорную квартиру как за наследницей по завещанию, ссылалась на то, что в период заключения договора дарения <...> г. <...> страдала рядом заболеваний и не могла отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования о признании недействительным договор дарения от <...> г., суд исходил из того, что вывод экспертов, содержащийся в заключении комплексной посмертной судебно-медицинской экспертизы от <...> г., в соответствии с которым с учетом наличия у <...> хронических соматических заболеваний, индивидуально-психологических особенностей и психического расстройства, она не могла понимать значение своих действий <...> года при заключении договора дарения с М.Г., не противоречит другим представленным доказательствам и объяснениям лиц участвующих в деле, в том числе не противоречит сообщению комиссии экспертов ГПБ N <...> от <...> г., а также соответствует принципам допустимости доказательств. Оценивая показания свидетелей <...> и <...>, суд отнесся к ним критически, поскольку указанные свидетели являются близкими друзьями ответчицы К., а кроме того, об обстоятельствах, имеющих юридическое значение, им известно со слов ответчицы К., в связи с чем, объективными не являются, по указанным обстоятельствам не могут быть приняты судом во внимание.

С данным выводом суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

В кассационной жалобе ответчики утверждают, что суду при разбирательстве дела не были представлены доказательства, с достоверностью подтверждающие, что при подписании договора дарения <...> г. <...> понимала значение своих действий и могла руководить ими, а вывод суда сделан без учета установленных конкретных обстоятельств дела, требований закона и с существенным нарушением норм процессуального права. В частности при рассмотрении дела суд нарушил требования ст. ст. 12, 56, 57, 67, 86, 87, 198 ГПК РФ.

По данному делу юридически значимым и подлежащим доказыванию является выяснение вопроса, могла ли <...> на момент подписания договора дарения принадлежащей ей квартиры, находящейся по адресу: <...>, в пользу М.Г. <...> г. отдавать отчет своим действиям и руководить ими.

Именно от выяснения данного обстоятельства зависит решение об отказе или удовлетворении иска Г.Л.И. о признании договора от <...> г. и последующего договора от <...> г. недействительными и признании за истицей права собственности на квартиру как за наследницей по завещанию.

Однако суд, рассматривая дело, данное обстоятельство, имеющее существенное значение для правильного разрешения спора, не установил и условий для его установления не создал.

В соответствии с ч. 1 ст. 79 ГПК РФ при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу. Доказательством по делу является заключение эксперта, сформулированное на основе проведенной экспертизы.

Согласно ч. 3 ст. 86 ГПК РФ заключение эксперта должно содержать подробное описание проведенного исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы.

Как видно из материалов дела, <...> на учете в ПНД не состояла, за медицинской помощью к психиатрам не обращалась.

Из материалов дела следует, что определением суда от <...> г. по делу назначена посмертная судебно-психиатрическая экспертиза в отношении <...> для разрешения вопросов касающихся ее психического состояния здоровья при жизни и состояния здоровья в момент заключения договора дарения (л.д. <...>).

<...> г. дело возвращено в суд с сообщением от <...> г. о невозможности дать заключение. Эксперты указали на то, что <...> при жизни страдала сосудистыми заболеваниями, в результате которых <...> г. у нее произошло острое нарушение мозгового кровообращения. В представленной медицинской документации и последующем у нее описаны выраженные психические нарушения с грубыми нарушениями памяти, нарушением ориентировки, недоступностью продуктивному контакту, явлением сенсомоторной афазии, речью не по существу, беспомощностью с необходимостью постороннего ухода. Однако на юридически значимый период медицинской документации нет, показания свидетелей разноречивы, в связи с чем не представляется возможным оценить ее психическое состояние и ответить на вопрос о способности понимать значение своих действий и руководить ими <...> г. при заключении договора дарения (л.д. <...>).

Будучи не согласна с данным заключением, в судебном заседании <...> г. истица Г.Л.И. заявила ходатайство о назначении посмертной судебно-медицинской психолого-психиатрической экспертизы.

Определением суда от 06.07.2010 г. ходатайство удовлетворено, по делу назначена комплексная посмертная судебно-медицинская экспертиза состояния здоровья <...>, проведение экспертизы поручено комиссии врачей <...> с привлечением специалиста в области психологии, психиатрии, а также терапевта и невропатолога.

Согласно комплексному заключению экспертов N <...> от <...> года <...> страдала психическим расстройством с момента развития у нее инсульта <...> года, о чем свидетельствует медицинская документация. При этом <...> страдала психическим расстройством в виде снижения интеллектуально-мнестических функций и на момент заключения договора дарения <...> года, так как на указанный период времени у нее отмечались выраженные нарушения мозгового кровообращения, связанные с наличием хронических заболеваний сосудов головного мозга: церебральный атеросклероз, вертебро-базиллярная болезнь, гипертоническая болезнь 3 ст., артериальная гипертензия (риск IV), дисциркуляторная энцефалопатия 3 ст., сопровождавшаяся водянкой головного мозга (подтверждена данными компьютерной томографии) и приведшая к грубой атрофии коры головного мозга. Указанные заболевания носили тяжелый характер и привели к кровоизлиянию в головной мозг. На хронический характер нарушений мозгового кровообращения указывают данные истории болезни из ПНИ N 6. Кроме того, <...> страдала хроническими соматическими заболеваниями: хронический холецистит, хронический пиелонефрит, ишемическая болезнь сердца, онкологическое заболевание (прооперирована по поводу рака молочной железы). Указанные заболевания сопровождались астеническими расстройствами и усугубляли интеллектуально-мнестическую недостаточность. С учетом наличия у <...> хронических соматических заболеваний, индивидуально-психологических особенностей и психического расстройства, она не могла понимать значение своих действий <...> года при заключении договора дарения с М.Г. (л.д. <...>).

При этом экспертами принято во внимание заключение эксперта-психолога о том, что перечисленные заболевания, индивидуально-психологические особенности личности <...> должны были сопровождаться психологическими изменениями астенического ряда и выраженной интеллектуально-мнестической недостаточностью на юридически значимый период <...> г. Экспертами также приняты во внимание данные компьютерной томографии головного мозга N <...> от <...> г. (л.д. <...>).

Основывая выводы об удовлетворении исковых требований Г.Л.И. о признании недействительным договора дарения квартиры от <...> г. по мотиву, что на момент его заключения, <...> не могла понимать значение своих действий и руководить ими, на выводах комплексной посмертной судебно-медицинской экспертизы от <...> г. суд указал в решении на то, что данное заключение не противоречит другим представленным доказательствам и объяснениям лиц, участвующих в деле, а также соответствует принципам допустимости доказательств.

Вместе с тем, в судебном заседании <...> г. ответчиками было заявлено ходатайство об истребовании компьютерной томографии головного мозга и вызове в судебное заседание в качестве свидетеля М.Н., лечащего врача-невролога ГУЗ госпиталь для ветеранов ВОВ, где <...> проходила лечение с <...> г. по <...> г.

Однако данные ходатайства судом оставлены без удовлетворения со ссылкой на то, что компьютерная томография имеет практическое значение только для специалистов в данной области, поэтому обозревать и оценивать ее вне экспертного исследования является нецелесообразным; в вызове свидетеля М.Н. отказано, поскольку те обстоятельства, которые может подтвердить данный свидетель, правового значения для заявленных требований не имеют (т. <...> л.д. <...>), что не может быть признано обоснованным.

Кроме того, в судебном заседании ответчиками было заявлено ходатайство о проведении по делу повторной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Протокольным определением суд отказал в удовлетворении данного ходатайства со ссылкой на то, что по делу были проведены две экспертизы, противоречий в заключениях которых не имеется.

По мнению ответчиков отказом суда в истребовании дополнительных доказательств и отказом в назначении комплексной психолого-психиатрической экспертизы судом были нарушены положения ст. 35 ГПК РФ, поскольку они были лишены права представить доказательства в подтверждение того факта, что при подписании договора дарения <...> г. <...> могла понимать значение своих действий и руководить ими.

Данные доводы заслуживают внимания.

При вынесении решения судом не были выполнены и требования ст. 67 ГПК РФ, в соответствии с которой суд должен дать оценку достоверности, а также достаточности доказательств и их взаимосвязи, что привело к неправильному применению нормы материального права (ст. 177 ГК РФ). При этом суду следовало принять во внимание всю совокупность обстоятельств дела, в том числе и то, в какой мере договор дарения соответствует действительной воле лица его подписавшего с учетом всех установленных судом фактов. Однако судом это сделано не было, в связи с чем суд разрешил спор с нарушением норм процессуального права, не на основе доказанных фактов.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 7 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" заключение эксперта, равно как и другие доказательства по делу, не являются исключительными средствами доказывания и должны оцениваться в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами (статья 67, часть 3 статьи 86 ГПК РФ). Оценка судом заключения должна быть полно отражена в решении. При этом суду следует указывать, на чем основаны выводы эксперта, приняты ли им во внимание все материалы, представленные на экспертизу, и сделан ли им соответствующий анализ.

Данные разъяснения не были учтены судом при вынесении решения.

Судебная коллегия находит допущенные судом нарушения норм материального и процессуального права приведенные выше существенными, которые повлияли на исход дела, в связи с чем решение нельзя признать законным и оно подлежит отмене, а дело направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное и в соответствии с установленными обстоятельствами и требованиями закона разрешить возникший спор.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 19 ноября 2010 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь