Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ИРКУТСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 марта 2011 г. по делу N 44у-354/2011

 

Президиум Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Дубовика Н.П.

членов президиума Зуевой Л.М., Овчинниковой А.Н., Федоркевич С.З.,

с участием заместителя прокурора Иркутской области Бурановского И.Р.

рассмотрел дело по надзорной жалобе осужденного Р. о пересмотре приговора <...> районного суда Иркутской области от <...>, кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от <...>.

Указанным приговором

Р., родившийся <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 11 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от <...> приговор суда в отношении Р. оставлен без изменений.

В надзорной жалобе поставлен вопрос об отмене приговора.

Заслушав доклад судьи Ореховой И.Р., осужденного Р. посредством системы видеоконференцсвязи и адвоката Герасимчик Е.С., в защиту его интересов, просивших об отмене судебных решений, мнение прокурора Бурановского И.Р., полагавшего определение судебной коллегии подлежащим отмене с направлением дела на новое кассационное рассмотрение, президиум

 

установил:

 

Согласно приговору Р. признан виновным в убийстве П., совершенном <...> на придорожной территории <...> при обстоятельствах, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора.

В надзорной жалобе осужденный Р., не оспаривая факт нанесения П. ударов, не повлекших за собой наступление смерти, утверждает о своей непричастности к убийству потерпевшего. Указывает, что в ходе предварительного расследования в результате применения недозволенных методов следствия оговорил себя в том, что наносил потерпевшему удары камнем и душил. Показания свидетелей Б. и К. считает противоречивыми и недостоверными. Утверждает, что К. была на месте преступления после его драки с потерпевшим и могла совершить преступление. Именно тогда она испачкала свою одежду кровью и оставила возле трупа свой головной убор, опознанный впоследствии ее сестрой. По мнению осужденного, предварительное и судебное следствие по делу проведены неполно, его ходатайства о назначении по делу ряда судебных экспертиз отклонены необоснованно. Также указывает на противоречия, имеющиеся в протоколах выемки и осмотра вещественных доказательств, в части описания цвета рубахи, явившейся орудием преступления. По этим же основаниям ставит под сомнение заключение судебно-криминалистической экспертизы. Обращает внимание, что по постановлению суда ему была назначена стационарная судебно-психиатрическая экспертиза, однако проведена она была амбулаторно. Утверждает, что судом при постановлении приговора была нарушена тайна совещательной комнаты. Протокол судебного заседания неполно отражает ход судебного разбирательства и имеет искажения. О результатах рассмотрения своих замечаний на протокол он не уведомлен. Кроме того, ссылается на нарушение права на защиту. В обоснование указывает, что по подозрению в совершении преступления был задержан 29 августа 2006 года, однако протокол задержания составлен только 30 августа 2006 года. Таким образом, адвокат был предоставлен ему не с момента фактического задержания. При рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции был лишен права довести свою позицию до суда, поскольку после возобновления видеоконференцсвязи, прерванной по техническим причинам, ему не предоставили слово. Кроме того, в суде кассационной инстанции не принимал участия адвокат, хотя он об этом ходатайствовал.

Постановлением заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации от 9 февраля 2011 года отменено постановление судьи Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2010 года об отказе в удовлетворении надзорной жалобы и возбуждено надзорное производство.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум приходит к следующему.

Как видно из материалов уголовного дела, осужденный Р. в своей кассационной жалобе, основной и дополнительной, просил известить адвоката Новоселову Т.В., принимавшую участие в суде первой инстанции, о дате, месте и времени рассмотрения дела судом кассационной инстанции, то есть фактически ходатайствовал об участии адвоката в заседании судебной коллегии.

В соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 51 УПК РФ участие защитника в уголовном судопроизводстве обязательно, если подозреваемый, обвиняемый не отказался от участия защитника в порядке, установленном ст. 52 УПК РФ. Положения данной нормы закона распространяются также и на осужденных, то есть лиц, в отношении которых постановлен обвинительный приговор (ч. 2 ст. 47 УПК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 51 УПК РФ если защитник не приглашен самим подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также другими лицами по поручению или с согласия подозреваемого, обвиняемого, то участие защитника в уголовном судопроизводстве обеспечивает дознаватель, следователь или суд.

Данное требование закона по настоящему делу не выполнено.

Право обвиняемого на защиту, закрепленное в ст. 16 УПК РФ, является одним из принципов уголовного судопроизводства, поэтому распространяется на все стадии уголовного процесса.

Из представленных материалов следует, что судом кассационной инстанции вопрос о необходимости участия защитника у осужденного Р. не выяснен, письменного заявления об отказе от защитника в материалах дела не содержится, и дело рассмотрено в отсутствие защитника.

При таком положении доводы осужденного о нарушении его права на защиту являются обоснованными.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона, в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 379, п. 4 ч. 2 ст. 381 УПК РФ, являются основанием к отмене кассационного определения судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от <...> с направлением уголовного дела на новое кассационное рассмотрение.

Учитывая, что определение судебной коллегии отменяется в связи с допущенным нарушением уголовно-процессуального закона, остальные доводы надзорной жалобы о несогласии с судебным решением суда первой инстанции президиумом не рассматриваются, поскольку, безусловно, будут подлежать проверке и оценке при новом кассационном рассмотрении уголовного дела.

Обсуждая вопрос о мере пресечения, президиум на основании ст. 97 УПК РФ и с учетом обстоятельств, указанных в ст. 99 УПК РФ полагает необходимым избрать Р. заключение под стражу на срок 1 месяц, до 14 апреля 2011 года.

Руководствуясь ст. ст. 407 - 408 УПК РФ, президиум

 

постановил:

 

Надзорную жалобу осужденного Р. удовлетворить частично.

Кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Иркутского областного суда от <...> в отношении Р. - отменить. Уголовное дело направить на новое кассационное рассмотрение.

Избрать Р. заключение под стражу на срок 1 месяц, до 14 апреля 2011 года.

 

Председательствующий

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь