Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАМЧАТСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2011 г. по делу N 33-295/2011

 

Судья Пенигина М.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда в составе:

председательствующего Стальмахович О.Н.,

судей Лопатиной Л.П. и Трофимовой Е.А.,

при секретаре С.,

17 марта 2011 года рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Петропавловске-Камчатском гражданское дело по кассационной жалобе М. на решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 9 декабря 2010 года, которым постановлено:

Исковые требования М. к Управлению Федеральной службы исполнения наказания по Камчатскому краю о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе, взыскании денежного содержания за период вынужденного прогула, увеличении надбавки за сложность, напряженность и специальный режим работы, взыскании премиальных выплат, единовременного пособия при увольнении оставить без удовлетворения в полном объеме.

Заслушав доклад председательствующего, объяснения М., поддержавшего доводы кассационной жалобы, представителя Управления Федеральной службы исполнения наказаний по Камчатскому краю (по тексту - УФСИН России по Камчатскому краю) Е., полагавшей решение суда правильным, кассационную жалобу - необоснованной, заключение прокурора Платоновой М.Л. об отсутствии оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены решения суда, судебная коллегия

 

установила:

 

М. предъявил в суде иск к УФСИН России по Камчатскому краю о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на службе, взыскании утраченного в связи с незаконным увольнением заработка в размере 41259 рублей 17 копеек, признании незаконным приказа N 6-лс от 12 января 2010 года в части установления ему надбавки за сложность, напряженность и специальный режим работы в размере 100% оклада и увеличении данной надбавки до 120%, взыскании в связи с этим недополученной суммы денежного вознаграждения в размере 8180 рублей 34 копеек, признании незаконным приказа N 142-лс от 27 апреля 2010 года в части уменьшения ему премии по итогам 1 квартала 2010 года на 30% и взыскании в связи с этим недополученной премии за 1 квартал 2010 года в размере 100%, а именно в сумме 3305 рублей 5 копеек, взыскании пропорционально отработанному времени недополученную премию за 2 квартал 2010 года в размере 6175 рублей 13 копеек, а также о взыскании, в случае отказа в удовлетворении иска о восстановлении на службе, недовыплаченной части единовременного пособия при увольнении в размере 5 окладов, что составляет 35180 рублей.

В обоснование исковых требований указал, что 21 мая 2010 года приказом N 177-лс от 20 мая 2010 года был уволен со службы по п. "б" ч. 1 ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации по достижении предельного возраста, установленного настоящим Положением. Полагал увольнение незаконным в связи с нарушением ответчиком основания увольнения и установленного законом порядка. Указал, что его увольнение со службы по инициативе руководителя лишь по причине достижения им предельного возраста службы без наличия объективных причин, обуславливающих его непригодность к службе, не могло послужить основанием для его увольнения. По его мнению, ответчиком был нарушен и порядок его увольнения, поскольку весной 2009 года он был уведомлен о предстоящей аттестации, однако до момента увольнения она так и не была проведена. Кроме того, он не был поставлен в известность о причинах, послуживших поводом для отказа ему в продлении срока службы, несмотря на то, что заключением ВВК он был признан пригодным к службе и за время службы дисциплинарных взысканий не имел. Кроме того указал, что установленная ему надбавка за сложность, напряженность и специальный режим работы в размере 100% оклада не соответствует действующему законодательству, так как должна составлять 120% оклада. Оспаривая размер установленной ему за 1 квартал 2010 года премии, указал об отсутствии у ответчика оснований для снижения ее на 30%. Полагал также, что премия за 2 квартал 2010 года ему была выплачена несоразмерно отработанному времени.

В судебном заседании М. исковые требования поддержал.

Представители УФСИН России по Камчатскому краю К.Е. и К.С. иск не признали, полагали увольнение истца законным, а размер выплаченных ему при увольнении премий, надбавок и выходного пособия соответствующим нормам права, регулирующим спорные правоотношения.

Рассмотрев дело, суд постановил указанное решение.

В кассационной жалобе М. по доводам, изложенным в суде первой инстанции, ставит вопрос об отмене решения суда и направлении дела на новое рассмотрение, указывая на несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела и нарушение норм материального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного жалобы, судебная коллегия не находит оснований для ее удовлетворения.

Порядок и условия прохождения службы сотрудниками учреждений и органов уголовно-исполнительной системы Министерства юстиции Российской Федерации в силу ст. 21 Федерального закона от 21 июля 1998 года N 117-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в законодательные акты Российской Федерации в связи с реформированием уголовно-исполнительной системы" до принятия федерального закона о службе в уголовно-исполнительной системе регулируются Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 года N 4202-1 (по тексту - Положением о службе в органах внутренних дел РФ).

Согласно п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы по достижении предельного возраста, установленного ст. 59 данного Положения.

В соответствии с п. "б" ст. 59 данного Положения сотрудники органов внутренних дел, имеющие специальные звания среднего, старшего и высшего начальствующего состава от младших лейтенантов милиции, младших лейтенантов внутренней службы, младших лейтенантов юстиции до подполковников внутренней службы, подполковников юстиции включительно могут состоять на службе в органах внутренних дел до достижения возраста 45 лет. В интересах службы при положительной аттестации и отсутствии медицинских противопоказаний сотрудники органов внутренних дел в персональном порядке и с их согласия могут быть оставлены на службе сверх установленного предельного возраста на срок до пяти лет начальниками, которым предоставлено право назначения на должности этих сотрудников. В исключительных случаях срок оставления на службе сотрудников органов внутренних дел из числа лиц среднего, старшего и высшего начальствующего состава может быть продлен в таком же порядке повторно на пять лет.

Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, с декабря 1992 года М. проходил службу в органах уголовно-исполнительной системы, с 20 марта 2004 года в должности старшего оперативного дежурного службы организационно-аналитического отдела УФСИН России по Камчатскому краю.

Приказом N 177-лс от 20 мая 2010 года он уволен по п. "б" ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ по достижению предельного возраста службы (л.д. 13).

Установив, что на момент увольнения, подполковнику внутренней службы М., 5 декабря 1955 года рождения, исполнилось 54 года и к этому времени срок его службы продлялся неоднократно (с 1 января 2001 года на 1 год, с 1 января 2002 года на 4 года и с 1 января 2006 года на 4 года), проверив соблюдение ответчиком порядка увольнения, регламентированного положениями Инструкции о порядке применения Положения о службе в органах внутренних дел РФ в учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом Минюста РФ от 6 июня 2005 года N 76, в том числе, своевременность уведомления истца о предстоящем увольнении не позднее чем за два месяца до увольнения и проведение с ним беседы, в ходе которой ему было сообщено об основаниях увольнения, разъяснены льготы, гарантии и компенсации, а также другие вопросы, суд первой инстанции пришел к правомерному выводу о законности увольнения истца и отсутствии правовых оснований для его восстановления на службе и взыскании в связи с этим заработка за время вынужденного прогула.

При этом суд верно определил имеющие значение для дела обстоятельства и указал в решении, что несмотря на то, что достижение сотрудником предельного возраста само по себе не является безусловным основанием для его увольнения, оставление на службе сверх установленного возраста при том, что истцу уже трижды продлевался срок службы за пределами установленного возраста, не является обязанностью руководителя органа внутренних дел и может быть обусловлено только лишь в персональном порядке интересами службы, независимо от медицинских показаний пригодности к службе и служебных показателей.

Принимая решение в этой части, суд обоснованно отверг довод истца о нарушении ответчиком порядка его увольнения в результате несвоевременной выплаты ему окончательного расчета и не проведения аттестации в октябре 2010 года, правомерно расценив данные обстоятельства не имеющими правового значения для оценки законности увольнения истца.

Разрешая спор в части требований истца о признании незаконным Приказа N 6-лс от 12 января 2010 года об установления ему надбавки за сложность, напряженность и специальный режим работы в размере 100% оклада и увеличении данной надбавки до 120%, а также взыскании в связи с этим недополученной суммы денежного вознаграждения, правильно определив имеющие значение для дела обстоятельства, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об их несостоятельности.

Верно истолковав и применив п. 8 ст. 1 Федерального закона от 30 июня 2002 года N 78-ФЗ "О денежном довольствии сотрудников некоторых федеральных органов исполнительной власти, других выплатах этим сотрудникам и условиях перевода отдельных категорий сотрудников федеральных органов налоговой полиции и таможенных органов Российской Федерации на иные условия службы (работы)" во взаимосвязи с положениями пп. 1, 2 Инструкции о порядке выплаты сотрудникам уголовно-исполнительной системы ежемесячной надбавки за сложность, напряженность и специальный режим службы, утвержденной Приказом ФСИН РФ от 31 мая 2005 года N 397, суд правомерно указал в решении на соразмерность установленной М. Приказом N 6-лс от 12 января 2010 года данной надбавки исходя из характера его службы, поскольку ее выплата сотрудникам уголовно-исполнительной системы не имеет заранее определенного размера и устанавливается руководителем подразделения по своему усмотрению в зависимости от состава сотрудников, местности прохождения службы, разъездного характера работы и производится в пределах денежных средств, выделяемых из федерального бюджета.

Являются верными выводы суда и в части принятого по делу решения об отказе в удовлетворении требований истца о признании незаконным Приказа N 142-лс от 27 апреля 2010 года в части уменьшения ему премии по итогам 1 квартала 2010 года на 30% и взыскании в связи с этим недополученной премии, а также взыскании пропорционально отработанному времени недополученной, по его мнению, премии за 2 квартал 2010 года.

Верно проанализировав положения Инструкции о дополнительных выплатах сотрудникам уголовно-исполнительной системы, утвержденной Приказом ФСИН РФ от 27 апреля 2005 года N 315 и Положения о премировании рядового и начальствующего состава, служащих аппарата УФСИН России по Камчатскому краю, утвержденного соответствующим приказом УФСИН России по Камчатскому краю N 58 от 12 февраля 2010 года (л.д. 49 - 53), суд правильно признал, что, снизив М. премию по итогам 1 квартала 2010 года за невыполнение показателей премирования на 30%, а именно за неучастие в обеспечении служебной деятельности дежурной части УФСИН (л.д. 27), ответчик действовал в рамках своих полномочий и регламентированных критериев премирования, установленных вышеназванным Положением о премировании.

При этом суд верно исходил из того, что выплата данной премии в 100% размере не носит формального характера и обусловлена установленными критериями премирования (п. 2.20 Положения о премировании рядового и начальствующего состава, служащих аппарата УФСИН России по Камчатскому краю), при несоответствии результатов служебной деятельности сотрудника которым, она может быть снижена.

Установив, что 6 июля 2010 года М. ответчиком была перечислена оспариваемая им недополученная при увольнении сумма премии за 2 квартал 2010 года, исчисленная пропорционально отработанному времени, суд обоснованно отказал в удовлетворении его иска в этой части.

Суд также верно посчитал неправомерным требование истца в части взыскания с ответчика недовыплаченной части единовременного пособия при увольнении в размере пятимесячных окладов денежного содержания.

Согласно пп. "б" п. 17 Постановления Совета Министров РФ - Правительства РФ от 22 сентября 1993 года N 941 "О порядке исчисления выслуги лет, назначения и выплаты пенсий, компенсаций и пособий лицам, проходившим военную службу в качестве офицеров, прапорщиков, мичманов и военнослужащих сверхсрочной службы или по контракту в качестве солдат, матросов, сержантов и старшин либо службу в органах внутренних дел, государственной противопожарной службе, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семьям в Российской Федерации" при выслуге свыше 20 лет единовременное пособие лицам рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, учреждений и органов уголовно-исполнительной системы, уволенным со службы по возрасту, болезни, сокращению штатов или ограниченному состоянию здоровья выплачивается в размере двадцатимесячных окладов денежного содержания.

При этом в силу абз. 3 вышеизложенного подпункта в случае повторного определения на службу военнослужащих, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел, органов уголовно-исполнительной системы единовременное пособие при последующем увольнении их со службы выплачивается исходя из общей выслуги лет на день последнего увольнения с зачетом пособий, выплаченных при предыдущих увольнениях со службы (в месячных окладах денежного содержания), но не менее чем в размере двухмесячного оклада денежного содержания (пункт 19 настоящего Постановления).

Установив, что до поступления на службу в органы уголовно-исполнительной системы М. проходил службу в органах внутренних дел и был уволен по п. "в" ст. 59 Положения о службе в органах внутренних дел РФ по сокращению штатов с выплатой единовременного пособия в размере пятимесячных окладов денежного содержания, суд признал правомерным выплату истцу при нынешнем увольнении единовременного пособия в размер пятнадцатимесячных окладов денежного содержания.

Доводы кассационной жалобы М. о незаконности решения суда не свидетельствуют. Они были предметом рассмотрения суда первой инстанции и по мотивам, изложенным в нем, правомерно признаны необоснованными.

Учитывая изложенное, принимая во внимание, что нарушений норм процессуального права, которые могли бы повлиять на правильность решения, судом не допущено, судебная коллегия полагает решение суда подлежащим оставлению без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Руководствуясь ст. ст. 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 9 декабря 2010 года оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь