Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КАМЧАТСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2011 г. по делу N 33-296/2011

 

Судья Пенигина М.А.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Камчатского краевого суда в составе:

председательствующего Литвиненко Е.З.,

судей Вереса И.А., Федоренкова Г.Ф.,

при секретаре А.Р.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Петропавловске-Камчатском 17 марта 2011 года дело по кассационной жалобе М. на решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 30 ноября 2010 года, которым постановлено:

М. в удовлетворении требований об установлении факта несчастного случая на производстве, возложении обязанности на ОАО "Камчатскэнерго" оформить новый акт о несчастном случае на производстве отказать.

Заслушав доклад судьи Федоренкова Г.Ф., объяснения М. и ее представителя А.Г., поддержавший кассационную жалобу, возражения на кассационную жалобу представителей ОАО "Камчатскэнерго" Г.О. и Г.Н., судебная коллегия

 

установила:

 

М. (до вступления в брак - Б.) обратилась в суд с заявлением об установлении факта несчастного случая на производстве.

В обоснование заявленных требований М. указала, что в 1971 - 1982 гг. работала маляром-штукатуром в РСУ РЭУ "Камчатскэнерго" в г. Петропавловске-Камчатском Камчатской области. 8 января 1973 года при переносе строительного раствора получила травму головы, в результате чего была временно нетрудоспособной, с диагнозом "сотрясение мозга" проходила лечение в больницу. По факту несчастного случая на производстве 9 января 1973 года был составлен акт о несчастном случае, раздел 17 которого не был оформлен надлежащим образом. В бюро МСЭ, куда она обратилась по поводу определения степени утраты нетрудоспособности, ей разъяснили, что представленный ею акт о несчастном случае на производстве не соответствует установленной форме. Недостатки в оформлении акта в настоящее время являются неустранимыми ввиду того, что филиал "Камчатскэнергоспецремонт", после преобразования в него РСУ РЭУ "Камчатскэнерго", был ликвидирован; архивные документы, переданные в филиал ОАО "Камчатскэнерго" - Центральные электрические сети не сохранились. Установление факта несчастного случая на производстве необходимо для получения страховых выплат, так как у нее в результате вышеуказанной производственной травмы появилось заболевание "посттравматическая эпилепсия".

В судебном заседании М. заявленные требования поддержала, дополнительно указав, что в результате травмы ей был установлен диагноз "закрытая черепно-мозговая травма" и что она находилась по этому поводу на лечении в течение одного месяца.

Представитель заинтересованного лица - ОАО "Камчатскэнерго" Р. полагала заявление не подлежащим удовлетворению в связи с отсутствием доказательств, подтверждающих факт наступления трудового увечья вследствие полученной заявительницей 8 января 1973 года травмы на производстве, и отсутствием в архиве предприятия соответствующих документов.

Представитель заинтересованного лица - ФГУ "Главное бюро МСЭ по Камчатскому краю" в суд не явился. В судебном заседании от 23 ноября 2010 года его представитель Б. пояснила, что специалистами МСЭ не установлена причинная связь между полученной М. травмой головы и диагностированным у нее заболеванием "эпилепсия".

Рассмотрев дело, суд постановил вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе М. просит изменить или отменить решение суда в связи с неправильным применением норм материального права, несоответствием выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела, и, не передавая дело на новое рассмотрение, принять новое решение об удовлетворении ее заявления. При этом указывает, что суд применил нормы трудового законодательства, не действовавшие во время несчастного случая на производстве; дал неправильную оценку исследованному в судебном заседании акту о несчастном случае на производстве от 9 января 1973 года; представитель бюро МСЭ не является специалистом по вопросу установления факта несчастного случая на производстве; суд дал неправильную оценку показаниям свидетеля П. и неправильно истолковал п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 года.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к следующему.

В силу ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Как разъяснено в пп. 2, 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года N 23 "О судебном решении" решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии в нормами материального права, которые подлежат применению к данном правоотношению.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 264 ГПК РФ суд вправе устанавливать факт несчастного случая.

Суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, только при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, или при невозможности восстановления утраченных документов (ст. 265 ГПК РФ).

В силу ст. 267 ГПК РФ в заявлении об установлении факта, имеющего юридическое значение, должно быть указано, для какой цели заявителю необходимо установить данных факт, а также должны быть приведены доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов.

Согласно разъяснению, данному в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 21 июня 1985 года N 9 "О судебной практике по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение" (не применяется в части разъяснения гражданского процессуального законодательства), суд вправе устанавливать факт несчастного случая лишь тогда, когда возможность его установления во внесудебном порядке исключается, что должно быть подтверждено соответствующим документом. Заявление об установлении факта несчастного случая принимается к производству суда: когда акт о несчастном случае вообще не составлялся и составить его в данное время невозможно; акт был составлен, но впоследствии утрачен и восстановить его во внесудебном порядке не представилось возможным; при составлении акта была допущена ошибка, препятствующая признанию факта несчастного случая, и исправить ошибку во внесудебном порядке оказалось невозможным.

Отказывая М. в удовлетворении ее заявления, суд исходил из того, что представленный ею акт о несчастном случае на производстве не соответствует требованиям Постановления Министерства труда РФ от 24 октября 2002 года N 73 "Об утверждении форм документов, необходимых для расследования и учета несчастных случаев на производстве, и Положения об особенностях расследования несчастных случаев на производстве в отдельных отраслях и организациях".

Вместе с тем, суд не принял во внимание, что в январе 1973 года действовало Положение о расследовании и учете несчастных случаев на производстве (утв. Постановлением Президиума ВЦСПС от 20 мая 1966 года).

Согласно п. 12 настоящего Положения начальник цеха (руководитель соответствующего участка), где произошел несчастный случай обязан в течение 24 часов расследовать совместно со старшим общественным инспектором по охране труда цеха и инженером по технике безопасности или лицом, его замещающим, происшедший несчастный случай; составить акт о несчастном случае по форме Н-1 в четырех экземплярах и направить их главному инженеру (руководителю) организации.

Главный инженер организации обязан в суточный срок рассмотреть и утвердить акт. По одному экземпляру утвержденного акта главный инженер направляет начальнику цеха (руководителю соответствующего участка), комитету профсоюза и техническому инспектору профсоюза (п. 13).

Администрация организации обязана выдать пострадавшему по его требованию заверенную копию акта о несчастном случае не позднее трех дней с момента окончания по нему расследования (п. 14).

По окончании временной нетрудоспособности пострадавшего, вызванной несчастным случаем, администрация цеха (руководитель соответствующего участка) заполняет п. 17 акта о последствиях несчастного случая посылает об этом сообщение профсоюзному комитету организации, отделу (бюро, старшему инженеру, инженеру по технике безопасности и техническому инспектору профсоюза) (п. 15).

На основании ч. 1 ст. 28 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" лицам, получившим до вступления в силу настоящего Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с настоящим Федеральным законом независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья.

Согласно ст. 3 данного Федерального закона страховщиком является Фонд социального страхования РФ, однако суд не обсудил вопрос о его привлечении к участию в деле в качестве заинтересованного лица.

В соответствии со ст. 231 ТК РФ разногласия по вопросам расследования, оформления и учета несчастных случаев на производстве, непризнания работодателем (уполномоченным им представителем) несчастного случая, отказа в проведении расследования несчастного случая и составления соответствующего акта, несогласия пострадавшего или его доверенного лица с содержанием этого акта рассматриваются соответствующими органами государственной инспекции труда или судом.

Как видно из материалов дела и не оспаривается заявителем, расследование несчастного случая на производстве проводилось, в результате которого комиссия 9 января 1973 года составила соответствующий акт.

Обращаясь с заявлением об установлении несчастного случая на производстве, М. представила заполненный акт о несчастном случае N 3 от 9 января 1973 года (форма Н-1), подписанный и утвержденный соответствующими должностными лицами в соответствии с Положением о расследовании и учете несчастных случаев на производстве, действовавшим на время получению ею производственной травмы.

Незаполнение раздела 17 акта, касающегося последствий несчастного случая, не может расцениваться как ошибка, препятствующая признанию факта несчастного случая.

В судах первой и кассационной инстанций М. пояснила, что поводом для обращения в суд с заявлением об установлении факта несчастного случая на производстве явился отказ бюро МСЭ в установлении причинной связи между несчастным случаем на производстве и наступившей утратой трудоспособности, что необходимо для обращения за получением страховых выплат.

Таким образом, имеет место спор о праве заявительницы на получение страховых выплат, подлежащий разрешению в исковом порядке.

Согласно ч. 3 ст. 263 ГПК РФ в случае, если при подаче заявления или рассмотрении дела в порядке особого производства устанавливается наличие спора о праве, подведомственного суду, суд выносит определение об оставлении заявления без рассмотрения, в котором разъясняет заявителю и другим заинтересованным лицам их право разрешить спор в порядке искового производства.

Кроме того, в своем заявлении М. также просила обязать ОАО "Камчатскэнерго" оформить новый акт о несчастном случае на производстве по факту получения производственной травмы 8 января 1973 года, ссылаясь на полученный ею отказ. Данное требование подлежит рассмотрению в порядке искового производства.

При таких обстоятельствах решение суда подлежит отмене как постановленное с нарушением норм процессуального права, а заявление М. - оставлению без рассмотрения.

Руководствуясь ст. ст. 347, 361, 362, 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Петропавловск-Камчатского городского суда Камчатского края от 30 ноября 2010 года отменить.

Заявление М. об установлении факта несчастного случая на производстве оставить без рассмотрения.

Разъяснить М. право разрешить спор в порядке искового производства.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь