Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РОСТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 марта 2011 г. по делу N 33-3520

 

Судья Шведенко М.В.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Ростовского областного суда в составе:

председательствующего судьи: Хейло И.Ф.

судей: Нестеровой Е.А., Баташевой М.В.

при секретаре: Ф.

Заслушав в судебном заседании по докладу судьи Баташевой М.В. дело по кассационной жалобе ООО "Фирма "Усадьба" на решение Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 07 декабря 2010 г. по гражданскому делу по иску ООО "Фирма "Усадьба" к З.С.В. о возмещении ущерба, причиненного работником работодателю

 

установила:

 

ООО "Фирма "Усадьба" обратилось в суд с иском к З.С.В. о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, ссылаясь на то, что З.С.В. работал в должности прораба в ООО Фирма "Усадьба" на основании трудового договора N 85 от 01.08.2008 г. При принятии на работу с ответчиком был заключен договор о полной материальной ответственности N 56. За время исполнения своих трудовых обязанностей ответчиком был получен материал и оборудование фирмы на сумму 4 335 277,58 руб., из числа которого отчет и списание согласно акта формы М-29 произведено на сумму 3 609 241,13 руб. Не возврат материала и оборудование от материально-ответственного лица - работника З.С.В. составил 727 036,45 руб.; в адрес З.С.В. от ООО Фирма "Усадьба" было выставлено требование с указанием на выявленную недостачу материалов и оборудования предприятия, полученного под отчет прорабом З.С.В. в период исполнения им своих служебных обязанностей. На указанное требование ответчик не ответил, в ООО Фирма "Усадьба" для дачи объяснений и отчета не явился. В связи с чем, истец просит взыскать с З.С.В. возмещение ущерба, причиненного работником работодателю в размере 727 036,45 руб.

Ответчик З.С.В. иск не признал, указав, что с какими-либо должностными инструкциями и правилами внутреннего трудового распорядка ознакомлен не был, что подтверждается отсутствием его росписи в графе "с правилами внутреннего трудового распорядка и должностными инструкциями ознакомлен" трудового договора N 85 от 01.08.2008 г. Выполняя свои трудовые функции, действовал согласно полученным указаниям со стороны своего непосредственного начальника Л.М. в соответствии с условиями трудового договора. При этом в его обязанности не входило составление отчета и списание переданного для работы оборудования и материала. Данную работу выполнял Л.М., он же и осуществлял вывоз остатков материала и оборудования с объекта, если таковые имелись. Договор о полной индивидуальной материальной ответственности между ним и ООО Фирма "Усадьба", в лице Л.М., не заключался. Предоставленная истцом копия договора N 56 о полной индивидуальной материальной ответственности не соответствует действительности, роспись, расположенная напротив его фамилии, совершена не им.

Решением Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 07 декабря 2010 г. исковые требования ООО "Фирма "Усадьба" оставлены без удовлетворения в полном объеме.

Постанавливая решение, суд руководствовался положениями ст. ст. 238, 243, 244, 246, 247 ТК РФ, посчитал не доказанными обстоятельствам, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, а именно отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вину работника в причинении ущерба; причинную связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности.

Суд полагал, что истцом не доказан размер ущерба, не соблюдена работодателем процедура проверки, предусмотренная ст. 247 ТК РФ.

При этом суд критически оценил объяснения истца относительно направления ответчику требования с указанием на выявленную недостачу материалов и оборудования предприятия, ссылаясь на отсутствие доказательств направления такого требования в адрес З.С.В.

Также суд критически оценил договор о полной индивидуальной материальной ответственности N 56 как относимое и допустимое доказательство по делу, поскольку в нем не указана дата его заключения, что исключило возможность определить момент возникновения полной материальной ответственности ответчика, что, по мнению суда, является основанием для освобождения от такой ответственности, а также критически оценил показания свидетелей со стороны истца, при этом учел объяснение ответчика о том, что им не подписывался договор о полном материальной ответственности, дав при этом оценку заключению судебной почерковедческой экспертизы, согласно которой определить кем был подписан договор о полной материальной ответственности не представилось возможным.

В кассационной жалобе ООО "Фирма "Усадьба" ставит вопрос об отмене вынесенного по делу решения по мотивам его незаконности и необоснованности, указывая, что судом при рассмотрении спора не были установлены имеющие значение для дела обстоятельства, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам. Суд необоснованно дал критическую оценку договора о полной материальной ответственности, заключенного с З.С.Н., в связи с тем, что в нем не указана дата его заключения. Таким же выводам суд подверг и журнал регистрации договором о материальной ответственности и показания свидетеля Р. Являясь материально ответственным лицом в соответствии с договором о полной материальной ответственности N 56, ответчик получал материальные ценности от должностных лиц работодателя, о чем имеются соответствующие письменные доказательства, представленные в материалы дела истцом, а именно, требования-накладные. Подпись ответчика в журнале регистрации договоров о материальной ответственности свидетельствует о наступлении у ответчика полной материальной ответственности перед истцом с указанной в журнале даты. Более того, факт подписания договора о полной материальной ответственности N 56 лично З.С.Н. был подтвержден и свидетельскими показаниями.

То обстоятельство, что иные лица, кроме ответчика, подписывали товарные накладные, ничем не подтверждено. Накладных, подписанных другими лицами, суду представлено не было, имелись только накладные, подписанные ответчиком. Данному обстоятельству суд оценки не дал.

Также кассатор считает, что суд необоснованно посчитал недоказанным размер ущерба, поскольку размер причиненного ущерба был установлен истцом исходя из разницы между полученным ответчиком товаром по требованиям-накладным и инвентаризационной описью, составленной в январе 2009 г. О факте и размере выявленной недостачи впоследствии был составлен акт от 02.04.2009 г. о невозврате материала. Однако, в приобщении указанной описи (инвентаризационной) судом истцу было отказано, в связи с тем, что данный документ не содержит подписи З.С.Н., в результате чего значимое для дела обстоятельство не было судом установлено.

Кроме того, ссылку суда о необходимости соблюдения процедуры проверки, предусмотренной ст. 247 ТК РФ с участием ответчика, кассатор также считает необоснованной, поскольку суд не учел, что на момент инвентаризации З.С.В. уже не являлся работником предприятия.

Кассатор считает, что суд необоснованно принял в качестве допустимого доказательства заключение почерковедческой экспертизы, поскольку проведенная экспертиза не установила те факты, которые являются обязательными для установления в рамках настоящего гражданского дела, а именно на поставленный вопрос относительно принадлежности подписи в договоре о полной материальной ответственности экспертом не был дан категоричный ответ, ответ на вопрос о принадлежности подписи в требованиях-накладных носит вероятностный характер, экспертное заключение, по мнению кассатора, не соответствует требованиям ст. 67 ГПК РФ, при этом, суд в нарушение положений ст. 87 ГПК РФ не поставил на обсуждение вопрос о назначении повторной либо дополнительной экспертизы для выяснения обстоятельств, имеющих существенное значение для дела. Указанное процессуальное нарушение, по мнению кассатора, является существенным, может быть исправлено только посредством отмены постановленного по делу решения.

Судебная коллегия, ознакомившись с материалами дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя истца Л.Е., действующую на основании доверенности от 1.11.2010 г., ответчика З.С.В. и его представителя адвоката Арзуманян А.А., действующего на основании ордера N 140 от 17.03.2011 г., приходит к следующему выводу.

Основанием для обращения в суд с настоящим иском явилось то обстоятельство, что за время исполнения своих трудовых обязанностей ответчиком в качестве прораба сантехнического участка ООО "Фирма "Усадьба" (трудовой договор N 85 заключен 01.08.2008 г.), подписавшего также и договор о полной материальной ответственности, был получен материал и оборудование фирмы на сумму 4 335 277,58 руб., из числа которого отчет и списание согласно акта формы М-29 произведено на сумму 3 609 241,13 руб.; невозврат материала и оборудования от материально-ответственного лица - работника З.С.В. составил 727 036,45 руб. В подтверждение данного факта истцом представлен акт от 2.04.2009 г. и требования-накладные.

В соответствии со ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшения состояния указанного имущества, а также необходимость для работодателя, произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

Согласно ст. 242 ТК РФ полная материальная ответственность работника состоит в его обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере. Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба может возлагаться на работника лишь в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом или иными федеральными законами.

Положениями ст. 243 ТК РФ установлены случаи полной материальной ответственности работника, в том числе, когда в соответствии с ТК РФ или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей; недостачи ценностей, вверенных ему на основании специального письменного договора или полученных им по разовому документу.

В силу ст. 246 ТК РФ размер ущерба, причиненного работодателю при утрате и порче имущества, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества.

Требованиями ст. 247 ТК РФ установлена обязанность работодателя устанавливать размер причиненного ему ущерба и причину его возникновения, при этом, до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от предоставления указанного объяснения составляется соответствующий акт.

С учетом характера спорных правоотношений бремя распределения обязанностей по доказыванию вины работника в причинении ущерба работодателю осуществляется следующим образом.

Как разъяснено в п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52 "О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю" доказать вину работника, как и наличие других условий материальной ответственности работника, должен работодатель, которому причинен имущественный ущерб и который ставит вопрос о его возмещении.

Из этого правила сделано исключение в отношении работников, с которыми работодатель в установленном порядке заключил договор (индивидуальный или коллективный) о полной материальной ответственности (ст. ст. 244, 245 ТК РФ). В частности, в указанном в п. 4 постановления Пленума Верховного Суда РФ N 52 указано, что, если работодателем доказаны правомерность заключения с работником договора о полной материальной ответственности и наличие у этого работника недостачи, последний обязан доказать отсутствие своей вины в причинении ущерба.

Таким образом, к материально ответственным лицам применяется принцип презумпции вины, заключающийся в том, что в случае недостачи, утраты, порчи или пересортицы товарно-материальных ценностей или денежных средств, вверенных таким работникам под отчет, они (а не работодатель) должны доказать, что это произошло не по их вине. При отсутствии таких доказательств работники несут материальную ответственность в полном размере причинения ущерба. В любом случае факт наличия недостачи (ущерба) доказывается работодателем, который должен достоверно на основании соответствующих документов определить размер материального ущерба, причиненного противоправными действиями работника.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд проанализировав указанные выше положения трудового законодательства, регламентирующих основания и порядок наступления ответственности работника, исходил из отсутствия доказательств вины работника и размера материального ущерба, при том, что обязанность доказать размер ущерба возложена законом на работодателя.

С указанным выводом суда первой инстанции судебная коллегия соглашается, поскольку материалы дела не содержат достаточных допустимых доказательств обстоятельств, необходимых для возложения обязанности по возмещению материального ущерба на ответчика, и с достоверностью подтверждающих размер причиненного ущерба.

Представленные в подтверждения факта причинения материального ущерба, выразившегося в конкретной денежной сумме, акт от 2.04.2009 г. и требования-накладные не могут служить такими доказательствами, поскольку из указанных документов не представляется возможным с определенной достоверностью сделать вывод о размере причиненного ущерба. При этом, суд учел отсутствие подписи самого ответчика в указанном акте, а также отсутствие доказательств направления требования о возмещении выявленной недостачи материально-товарных ценностей.

Сам по себе акт от 02.04.2009 г. не содержит наименований товара и его стоимости, сведений о дате принятия товара ответчиком, номеров накладных, по которым этот товар передавался, в связи с чем, размер ущерба не мог быть определен по правилам ст. 246 ТК РФ, из данного акта не усматривается порядок определения указанного размера.

Представленные истцом товарные накладные свидетельствуют лишь о товарно-материальных ценностях, переданных З.С.В., что, в совокупности с отсутствием надлежаще проведенной инвентаризации, не подтверждает виновного поведения ответчика.

Судебная коллегия считает, что судом надлежащим образом исследованы все обстоятельства дела. Всем представленным доказательствам, в том числе и показаниям свидетелей и заключению эксперта, дана оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ. При этом суд руководствовался принципами относимости и допустимости доказательств, достоверности каждого доказательства в отдельности, а также принял во внимание достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности и пришел к правильному и обоснованному выводу об отсутствии оснований к удовлетворению исковых требований.

Доводы кассационной направлены на несогласие с постановленным решением, оснований, предусмотренных положениями ст. 362 ГПК РФ, для отмены правильного по существу решения суда не содержат.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст. ст. 361 - 366 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Пролетарского районного суда г. Ростова-на-Дону от 07 декабря 2010 года оставить без изменения, кассационную жалобу ООО "Фирма "Усадьба" без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь