БЮЛЛЕТЕНЬ

ЛИПЕЦКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА 3 КВАРТАЛ 2008 ГОДА

 

ОБОСНОВАННОСТЬ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

 

Приговор отменен ввиду несоответствия выводов суда

фактическим обстоятельствам дела

 

Приговором Становлянского районного суда Липецкой области от 25 июля 2008 года Г. осужден по ст. ст. 158, ч. 2, п. "а", 150, ч. 1, 69, ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Он признан виновным в совершении кражи по предварительному сговору группой лиц и в вовлечении несовершеннолетнего в совершение преступления путем обещаний.

Судебная коллегия отменила приговор в части осуждения Г. по ст. 150, ч. 1 УК РФ ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции, поскольку выводы суда о совершении осужденным преступления, предусмотренного ст. 150, ч. 1 УК РФ, не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании.

В соответствии с диспозицией ст. 150, ч. 1 УК РФ вовлечение несовершеннолетнего в совершение преступления может быть совершено путем обещаний, обмана, угроз или иным способом.

Согласно описательно-мотивировочной части обвинительного приговора суд признал установленным, что вовлечение Г. в совершение кражи Буланова совершено путем обещаний.

Однако делая вывод о вовлечении осужденным Г. Б. в совершение кражи чужого имущества путем обещаний, суд в приговоре не привел доказательства, подтверждающие данное обстоятельство, такие доказательства не были предоставлены стороной обвинения.

Подсудимый Г. вину в совершении преступления, предусмотренного ст. 150, ч. 1 УК РФ, не признал, показав, что именно Б. предложил ему совершить кражу чугунных решеток с территории домовладения А. с целью их дальнейшей продажи и выручки денег, на что он согласился. Он не знал о несовершеннолетнем возрасте Б.

Суд в обоснование вины осужденного Г. в совершении преступления, предусмотренного ст. 150, ч. 1 УК РФ, привел показания подсудимого Б. о том, что Г. предложил совершить ему кражу решеток с целью их дальнейшей продажи и выручки денег, намереваясь после продажи поделить их поровну.

Также суд сослался на показания Г., данные им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого и обвиняемого, указывая о том, что в ходе предварительного следствия Г. в присутствии защитника неоднократно и последовательно показывал о том, что именно он предложил Б. совершить кражу решеток, он знал о несовершеннолетнем возрасте Б.

Судебная коллегия согласилась с выводами суда о доказанности того обстоятельства, что именно Г. предложил Б. совершить кражу чугунных решеток, зная при этом о несовершеннолетнем возрасте последнего. Названный вывод суда подтвержден исследованными в судебном заседании доказательствами, которым судом дана правильная оценка.

Между тем в судебном заседании не были исследованы доказательства и не приведены в приговоре доказательства вывода суда о вовлечении Г. Б. в совершение преступления путем обещаний. Допрошенный как в ходе судебного, так и в ходе предварительного следствия Г. не показывал о том, что при предложении Б. совершить кражу он ему обещал деньги.

Допрошенный в судебном заседании подсудимый Б. также не показывал о том, что Г. вовлек его в совершение кражи путем обещаний. Согласно протоколу судебного заседания Б. показал, что Г. предложил ему совершить кражу металлических решеток за то, что люди кавказской национальности забрали у них металлическую трубу, которую они нашли, на что он согласился. Они договорились с Г., что вырученные от продажи решеток деньги поделят пополам. На вопрос о том, кто говорил о деньгах, что поделят пополам, несовершеннолетний Б. ответил, что говорил он, то есть Б. Таким образом, исходя из показаний подсудимого Б., инициатива о том, что они поделят деньги пополам, исходила от Б., Б. согласился с предложением Г. на совершение кражи с целью наказать лиц кавказской национальности за то, что они забрали найденную Г. и Б. металлическую трубу.

Поскольку стороной обвинения не были представлены доказательства того, что Г. вовлек Б. в совершение кражи путем обещания поделить вырученные от продажи похищенного деньги пополам, приговор в части осуждения Г. по ст. 150, ч. 1 УК РФ отменен, а уголовное дело по ст. 150, ч. 1 УК РФ прекращено за отсутствием в действиях осужденного Г. состава преступления.

 

Возвращение дела прокурору признано необоснованным

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Липецка от 30 мая 2008 года уголовное дело в отношении К.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ст. 161, ч. 2, п. "г" УК РФ, возвращено прокурору Октябрьского района г. Липецка для устранения препятствий его рассмотрения судом и соединения уголовных дел.

Судебная коллегия данное постановление отменила по следующим основаниям:

В силу ст. 237, ч. 1, п. 4 УПК РФ судья по ходатайству стороны или по собственной инициативе возвращает уголовное дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях, если:... имеются предусмотренные ст. 153 настоящего Кодекса основания для соединения уголовных дел.

Таким образом, законодатель предусмотрел единственный критерий, при наличии которого дело возвращается прокурору, - это наличие препятствий для рассмотрения уголовного дела, которые возникли по вине следственных органов при расследовании уголовного дела.

Как следует из материалов дела, 21.04.2008 в Октябрьский районный суд г. Липецка поступило уголовное дело по обвинению К.А. в совершении преступления, предусмотренного ст. 161, ч. 2, п. "г" УК РФ, имевшего место 09.12.2007.

В судебном заседании была приобщена копия обвинительного заключения, составленная следователем 28.04.2008 и направленная прокурору данного округа для принятия решения в порядке главы 31 УПК РФ.

Какие-либо сведения о том, что оно утверждено прокурором и направлено в суд, в материалах дела отсутствуют.

Суд в своем постановлении не указал применительно к данному основанию для возвращения дела прокурору, какие препятствия у него имелись для рассмотрения дела по существу, не могут являться таковыми совершение аналогичных преступлений и короткий промежуток времени направления дел прокурору и далее в суд. Данные уголовные дела никак не связаны между собой.

Согласно требованиям п. 2 ч. 1 ст. 153 УПК РФ в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений.

В законе речь идет о тех делах, которые находятся в стадии предварительного расследования, а также о том, что соединение дел - это не обязанность следственных органов, а их право, которое они реализуют по своему усмотрению при наличии определенных обстоятельств.

Таких оснований (с учетом конкретных обстоятельств), влекущих необходимость соединения уголовных дел, находящихся в стадии предварительного следствия (основываясь на представленных материалах), с уголовным делом, находящимся в производстве суда, не имеется.

Необоснованное возвращение судом дела прокурору влечет задержку в разрешении дела по существу, что препятствует своевременной реализации прав и законных интересов участников уголовного процесса.

Постановлением Октябрьского районного суда г. Липецка от 18.06.2008 уголовное дело в отношении К.Р., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 161, ч. 1, 159, ч. 2, 158, ч. 2, п. "б" УК РФ, возвращено прокурору Октябрьского района г. Липецка для соединения уголовных дел.

Судебная коллегия данное постановление суда отменила по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 153 УПК РФ в одном производстве могут быть соединены уголовные дела в отношении одного лица, совершившего несколько преступлений.

Из материалов уголовного дела установлено, что по поступившему в суд уголовному делу К.Р. обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 161, ч. 1, 159, ч. 2, 158, ч. 2, п. "б" УК РФ, по другому уголовному делу, по которому не утверждено обвинительное заключение, Кулешов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ст. 161, ч. 2, п. "г", 161, ч. 1, 159, ч. 2 УК РФ.

Суд признал необходимым удовлетворить ходатайство защитника, возвратить уголовное дело прокурору для соединения уголовных дел, поскольку Кулешов обвиняется в совершении аналогичных преступлений, в связи с чем суд признал невозможным раздельное рассмотрение уголовных дел.

Названный вывод суда является необоснованным и не соответствует фактическим обстоятельствам уголовного дела, поскольку расследование в отношении К.Р. другого уголовного дела не создает в данном случае для суда каких-либо препятствий для рассмотрения уголовного дела по обвинения К.Р. в совершении преступлений, предусмотренных ст. ст. 161, ч. 1, 159, ч. 2, 158, ч. 2, п. "б" УК РФ.

Возвращение уголовного дела для соединения уголовных дел приведет к нарушению прав участников уголовного процесса, заинтересованных в скорейшем рассмотрении данного уголовного дела и привлечении виновного лица к уголовной ответственности.

 

Прекращение уголовного дела признано необоснованным

 

Постановлением Данковского городского суда Липецкой области от 31 июля 2008 года уголовное дело по обвинению К. в совершении преступления, предусмотренного ст. 306, ч. 1 УК РФ, прекращено на основании ст. 25 УПК РФ за примирением с потерпевшим.

Судебная коллегия постановление суда отменила, указав:

К. обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 306 УК РФ, в том, что он, будучи предупрежденным об уголовной ответственности за заведомо ложный донос, обратился в ОВД по Данковскому муниципальному району с заявлением, в котором указал, что Д. совершил угон принадлежащего ему автомобиля ВАЗ-2109, заведомо зная, что Д. данного преступления не совершал.

Суд прекратил уголовное дело по обвинению К., поскольку подсудимый примирился с потерпевшим Д., впервые совершил преступление небольшой тяжести, является ветераном боевых действий, уголовное дело по заявлению К. в отношении потерпевшего возбуждено не было и вред ему не причинен.

Согласно ст. 25 УПК РФ суд вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления небольшой или средней тяжести, в случаях, предусмотренных ст. 76 УК РФ, если это лицо примирилось с потерпевшим и загладило причиненный ему вред.

В данном случае, прекращая уголовное дело в отношении К. за примирением с потерпевшим в соответствии со ст. 25 УПК РФ, судом не принято во внимание то обстоятельство, что это является правом, а не обязанностью суда, что в соответствии со ст. 20, 21 УПК РФ уголовное дело о преступлении, предусмотренном ст. 306 УК РФ, считается уголовным делом публичного обвинения, по которому уголовное преследование от имени государства осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель независимо от волеизъявления потерпевшего.

Кроме того, судом не в полной мере учтено то, что по делам о "двухобъектных" преступлениях, в которых преступное посягательство также осуществляется на иной защищаемый законом объект, по роду которого указанные преступления расположены в главе против правосудия, а потерпевший при этом выступает лишь как дополнительное объективное проявление этого посягательства и при этом примирение с потерпевшим не устраняет вред, нанесенный этому основному объекту преступного посягательства, и преступление в целом не теряет своей общественной опасности.

 

По делам в отношении лиц, совершивших запрещенное

уголовным законом деяние в состоянии невменяемости,

производство предварительного следствия обязательно

 

Постановлением мирового судьи судебного участка N 23 Левобережного округа г. Липецка от 17 июня 2008 года прекращено уголовное дело в отношении Б. за совершение запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ст. 116, ч. 1 УК РФ, в состоянии невменяемости. Отказано в применении принудительных мер медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа в отношении Б.

Постановлением Левобережного районного суда г. Липецка от 28 июля 2008 года постановление мирового судьи оставлено без изменения.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям:

В соответствии с ч. 1 ст. 434 УПК РФ по уголовным делам в отношении лиц, совершивших запрещенное уголовным законом деяние в состоянии невменяемости, или лиц, у которых после совершения преступления наступило психическое расстройство, делающее невозможным назначение наказания или его исполнение, производство предварительного следствия обязательно.

Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы Б. страдал во время, относящееся к совершению инкриминируемого ему деяния, и страдает в настоящее время хроническим психическим расстройством в форме шизофрении параноидной, эпизодический тип течения с нарастающим дефектом. Имеющиеся у него нарушения психической деятельности выражены столь значительно, что лишали его во время, относящееся к совершению инкриминируемого ему деяния, и лишают в настоящее время способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и давать о них показания.

По своему психическому состоянию участвовать в судебном заседании не может.

При таких обстоятельствах выводы суда о совершении Б. запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ст. 116, ч. 1 УК РФ, прекращении производства по делу и об отказе в применении принудительных мер медицинского характера являются преждевременными.

Постановление отменено ввиду существенного нарушения уголовно-процессуального закона.

 

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

 

Нарушение правил назначения наказания

по совокупности приговоров

 

Приговором Липецкого районного суда Липецкой области от 7 июня 2008 года, которым К., ранее судимый 29.06.2006 по ст. ст. 30, ч. 3, 161, ч. 2, п. "а", "г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, осужден по ст. 166, ч. 1 УК РФ на 1 год лишения свободы, в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и в силу ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно к отбытию назначено 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Судебная коллегия приговор отменила по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 70, ч. 4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору суда.

К. за вновь совершенное преступление назначено наказание в виде 1 года лишения свободы, ранее он был осужден приговором суда к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года, испытательный срок на момент совершения нового преступления не истек, тем не менее суд в нарушение указанного закона назначил К. окончательное наказание в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы.

 

Согласно ст. 88, ч. 6 УК РФ наказание в виде лишения свободы

не может быть назначено несовершеннолетним осужденным,

совершившим преступления небольшой тяжести впервые

 

Приговором Задонского районного суда Липецкой области от 29 июля 2008 года С. осужден:

по ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ за преступление от 16 мая 2006 года к шести месяцам лишения свободы;

по ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ за преступление от 7 августа 2007 года к одному году лишения свободы;

по ст. 158, ч. 2, п. "б", "в" УК РФ за преступление в период с 10 по 11 августа 2007 года к 1 году шести месяцам лишения свободы;

по ст. 158, ч. 2, п. "а", "б" УК РФ за преступление от 26 августа 2007 года к одному году лишения свободы;

по ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ за преступление от 17 октября 2007 года к одному году шести месяцам лишения свободы.

В соответствии со ст. 69, ч. 2 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено два года шесть месяцев лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком два года.

Судебная коллегия приговор суда изменила ввиду неправильного применения уголовного закона при назначении наказания.

В соответствии со ст. 88, ч. 6 УК РФ наказание в виде лишения свободы не может быть назначено несовершеннолетнему осужденному, совершившему в возрасте до шестнадцати лет преступление небольшой или средней тяжести впервые.

На момент совершения преступления 16 мая 2006 года С. исполнилось пятнадцать лет, следовательно, суд не вправе был назначать ему наказание в виде лишения свободы по ст. 158, ч. 2, п. "б" УК РФ, т.к. данное преступление является преступлением средней тяжести и совершено им впервые.

Судебная коллегия назначила наказание за данное преступление в виде штрафа.

 

Погашение судимости

 

Приговором Добринского районного суда Липецкой области от 20 мая 2008 года П. осужден по п. "а" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

Дело рассмотрено в особом порядке судебного разбирательства.

Судебная коллегия приговор изменила по следующим основаниям:

Во вводной и описательно-мотивировочной частях приговора при разрешении вопроса о наказании имеется ссылка суда на наличие у П. судимости по приговору мирового судьи Добринского судебного участка N 2 от 13 февраля 2006 года по ч. 1 ст. 157 УК РФ, которым он был осужден к 1 году исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Постановлением мирового судьи Добринского судебного участка N 2 от 3 августа 2008 года назначенное и неотбытое наказание в виде исправительных работ заменено на лишение свободы сроком 4 месяца с отбыванием в колонии-поселении. 1 декабря 2006 года П. освобожден по отбытии срока.

В соответствии с п. "б" ч. 3 ст. 86 УК РФ судимость в отношении лица, осужденного к более мягким видам наказания, чем лишение свободы, погашается по истечении одного года после отбытия или исполнения наказания.

Последующая замена наказания в виде исправительных работ на лишение свободы в порядке исполнения приговора не имеет никакого правового значения для применения положений ст. 86 УК РФ.

В связи с этим ссылка суда во вводной и описательно-мотивировочной частях приговора на данную судимость исключена, а наказание смягчено.

 

РАССМОТРЕНИЕ МАТЕРИАЛОВ

 

При замене неотбытой части наказания на более мягкое

необходимо учитывать данные о личности осужденного

и реальную возможность исполнения наказания

 

Г., осужденному 06.03.1997 Московским областным судом по ст. 222, ч. 1, 146, ч. 3, ст. 102, п. "н", 40 УК РСФСР к 14 годам лишения свободы, постановлением Елецкого районного суда Липецкой области от 09.07.2007 неотбытая часть наказания в виде 2 лет 3 месяцев 18 дней лишения свободы заменена исправительными работами на срок 2 года с удержанием из заработка в доход государства 20%.

Заменяя осужденному Г. оставшуюся неотбытую часть наказания лишения свободы на более мягкое, Елецкий районный суд обоснованно пришел к выводу о том, что осужденный встал на путь исправления, приведя убедительные мотивы в постановлении.

Вместе с тем данное постановление изменено президиумом Липецкого областного суда в части назначенного наказания по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 80 УК РФ лицу, отбывающему лишение свободы, суд с учетом его поведения в период отбывания наказания может заменить оставшуюся часть на более мягкое наказание, указанное в ст. 44 УК РФ, в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом для каждого вида наказания.

Согласно ст. 50 УК РФ исправительные работы назначаются осужденному, не имеющему основного места работы, и отбываются в местах, определяемых органом местного самоуправления по согласованию с органом, исполняющим наказание в виде исправительных работ, но в районе места жительства осужденного.

Осужденный Г. является лицом без гражданства, постоянной регистрации на территории РФ не имеет. Для его трудоустройства необходимо установленное законом разрешение на работу и документы, удостоверяющие личность, которые он не может получить в связи с наличием судимости.

С учетом этих обстоятельств и для реального исполнения постановления Елецкого районного суда в части назначенного наказания президиум заменил неотбытую часть наказания в виде лишения свободы на штраф в размере 100000 рублей.

 

При рассмотрении вопроса об условно-досрочном освобождении

решение необходимо мотивировать основанными

на законе обстоятельствами

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Липецка от 22 июля 2008 года отказано в удовлетворении ходатайства Б. об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в виде лишения свободы, назначенного приговором Октябрьского районного суда г. Липецка от 18.05.2005.

Судебная коллегия данное постановление отменила по следующим основаниям:

В соответствии со ст. 79 УК РФ лицо, отбывающее лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если им отбыта установленная законом часть срока наказания и судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

По смыслу закона вывод суда о том, что осужденный не нуждается для своего исправления в полном отбывании наказания, может быть сделан на основе всестороннего учета характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, всей совокупности данных, характеризующих его поведение до и после совершенного преступления, другие обстоятельства дела.

Детализируя положения ст. 79 УК РФ, уголовно-исполнительное законодательство в ст. 9 УИК РФ нормативно определяет понятие исправления, а в ст. 175 УИК РФ законодательно закрепляет критерии, свидетельствующие о том, что для дальнейшего исправления осужденный не нуждается в полном отбывании наказания, назначенного судом: частичное или полное возмещение причиненного ущерба, раскаяние в совершенном деянии, иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного.

Действующее законодательство не предусматривает специальных правил применения условно-досрочного освобождения к лицам, ранее судимым, не содержит обязательных предписаний предоставлять сведения о возможном месте жительства, не исключает возможности применения условно-досрочного освобождения к лицам, в отношении которых оно ранее применялось.

Согласно материалу осужденный Б. отбыл более половины срока назначенного ему наказания, зарекомендовал себя с положительной стороны, режим содержания соблюдает в полном объеме, имеет 15 поощрений.

Следовательно, отказ в удовлетворении ходатайства Б. об условно-досрочном освобождении по тем мотивам, что он ранее неоднократно привлекался к уголовной ответственности, отбывал наказание в местах лишения свободы, был условно-досрочно освобожден, длительное время с 02.06.1998 по 03.10.2004 скрывался от органов предварительного следствия и суда, не представлены надлежащие сведения о возможном месте жительства в случае применения условно-досрочного освобождения от наказания, не основан на законе.

Кроме этого, суд при рассмотрении ходатайства не дал оценку характеристики Б. от 17 июня 2008 года, согласно которой осужденный Б. вину в совершенном преступлении осознает, раскаивается, написал извинительное письмо потерпевшей, иска не имеет, связь с родственниками поддерживает. Ходатайство осужденного об условно-досрочном освобождении было поддержано в судебном заседании представителем администрации исправительного учреждения.

 

Рассмотрение вопроса об отмене условно-досрочного

освобождения в отсутствие осужденного

 

Постановлением Октябрьского районного суда г. Липецка от 6 августа 2008 года прекращено производство по представлению начальника УВД по Октябрьскому округу г. Липецка об отмене условно-досрочного освобождения З., материал возвращен начальнику УВД по Октябрьскому округу г. Липецка для организации розыска З.

Приговором Липецкого областного суда от 25.11.2002 З. осужден по ст. ст. 105, ч. 2, п. "ж", 162, ч. 2, 161, ч. 2, п. "а", 62, 88, ч. 6, 88, ч. 6.1, 69, ч. 3 УК РФ к 7 годам 6 месяцам лишения свободы.

Постановлением Правобережного районного суда г. Липецка от 05.09.2007 З. освобожден условно-досрочно от дальнейшего отбывания наказания на неотбытый срок 2 года 3 месяца 10 дней, на него возложены обязанности.

Начальник УВД по Октябрьскому округу г. Липецка обратился в суд с представлением об отмене условно-досрочного освобождения З., поскольку он в нарушение ограничений, наложенных на него судом, злостно уклонялся от явки на регистрацию в УВД, привлекался к административной ответственности за совершение правонарушений.

Суд прекратил производство по представлению начальника УВД и возвратил материал начальнику УВД по Октябрьскому округу для организации розыска З., поскольку первоначальные мероприятия по розыску условно-досрочно освобожденных, местонахождение которых неизвестно, проводят участковые уполномоченные, на учете которых они состоят, а если в течение 30 дней местонахождение условно-досрочно освобожденного не установлено, участковый предоставляет руководителю органа внутренних дел рапорт о необходимости осуществления розыска условно-досрочно освобожденного.

Однако такое решение принято судом без учета всех обстоятельств по делу, судом не исследовались надлежащим образом данные, имеющиеся в материалах дела: рапорт участкового уполномоченного милиции, регистрационный лист на условно-досрочно освобожденного из мест лишения свободы (данные о неявке З. на регистрацию) и др., не обсуждался вопрос о том, дают ли эти данные полагать, что З. скрылся от контроля, а в связи с этим не обсуждался вопрос о возможности рассмотрения представления начальника УВД Октябрьского округа г. Липецка об отмене условно-досрочного освобождения в отсутствие З. в соответствии с п. 46 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11 января 2007 г. (с изменениями от 3 апреля 2008 г.) "О практике назначения судами РФ уголовного наказания".

 

При взыскании процессуальных издержек необходимо учитывать

материальное положение осужденного

 

Приговором Становлянского районного суда Липецкой области от 2 октября 2006 г. З. осуждена по ст. 30, ч. 3, ст. 228.1, ч. 2, п. "б" УК РФ к 5 годам лишения свободы.

Прокурор Становлянского района обратился в суд с заявлением о взыскании с осужденной процессуальных издержек, выплаченных в ходе предварительного следствия по уголовному делу адвокату за оказание юридической помощи З. на основании постановления следователя СО при ОВД по Становлянскому району Липецкой области.

Постановлением Становлянского районного суда Липецкой области от 23 июня 2008 года с осужденной З. взысканы процессуальные издержки в сумме 2200 рублей в пользу федерального бюджета Российской Федерации.

Судебная коллегия данное постановление суда отменила, т.к. суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, и допустил неправильное применение закона.

В соответствии со ст. 131, ч. 2, п. 5 УПК РФ суммы, выплаченные адвокату за оказание юридической помощи в случае участия адвоката в уголовном судопроизводстве по назначению, являются процессуальными издержками.

Суд, взыскивая процессуальные издержки, указал, что у З. отсутствуют иждивенцы, о которых она должна проявлять заботу и содержать их, в связи с чем суд не находит возможным освободить ее полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, а имущественная несостоятельность осужденной не имеет правового значения при решении вопроса о взыскании процессуальных издержек.

Однако согласно ст. 132, ч. 6 УПК РФ процессуальные издержки возмещаются за счет средств федерального бюджета в случае имущественной несостоятельности лица, с которого они должны быть взысканы. Суд вправе освободить осужденного полностью или частично от уплаты процессуальных издержек, если это может существенно отразиться на материальном положении лиц, которые находятся на иждивении осужденного.

Следовательно, вывод суда о том, что имущественная несостоятельность осужденной не имеет правового значения, сделан без учета положений, указанных в данной статье.