ПРЕЗИДИУМ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 14 ноября 2008 г. по делу N 44г-0434/2008

 

Президиум Московского городского суда в составе:

председателя Президиума Колышницыной Е.Н.

и членов Президиума Паршина А.И., Курциньш С.Э., Васильевой Н.А., Агафоновой Г.А.

рассмотрел в заседании по докладу судьи Курциньш С.Э. истребованное по надзорным жалобам Ц., Московского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 26.03.2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 19.06.2008 г. гражданское дело по иску Ц. к Федеральному государственному унитарному предприятию "Государственный трест "А.", Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о возмещении вреда,

 

установил:

 

Ц. обратилась в суд с уточненными исковыми требованиями к ФГУП "ГТ "А.", Московскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о возмещении вреда в результате смерти кормильца.

Ц. просила взыскать с ФГУП "ГТ "А" задолженность по ежемесячным выплатам за период с 29 августа 1996 года по 6 января 2000 года в размере 128 278 рублей 12 копеек, пени 1% за просрочку выплат с 29 августа 1996 года по 6 января 2000 года в размере 1 571 405 рублей 50 коп., за период с 6 января 2000 года по 31 января 2008 года в размере 1 888 895 рублей 31 копеек, в счет возмещения расходов 19 074 рублей 40 копеек.

В отношении Московского регионального отделения Фонда социального страхования РФ, Ц. просила суд обязать ответчика назначить ежемесячные страховые выплаты, начиная с 1 сентября 2007 года в размере 24 084 рублей 19 копеек; взыскать задолженность по ежемесячным страховым выплатам за период с 6 января 2000 по 30 июня 2007 гг. в размере 1 439 748 рублей 53 копеек, за период с 01.09.2007 по 31.01.2008 гг. в размере 122 106 рублей 84 копеек, а всего 1 561 855 рублей 37 копеек, единовременную страховую выплату в размере 75 300 рублей, пени 0,5% за просрочку платежей единовременной страховой выплаты, а также за задержку ежемесячных выплат в сумме 9 479 833 рублей 81 копеек, в счет расходов 10 070 рублей 80 коп. (т. 2, л.д. 152 об.).

В обоснование исковых требований истица указала на то, что 29 августа 1996 года ее отец Ц.Ю.В. по окончании отпуска, был вызван работодателем ФГУП "ГТ "А." в Москву для отправки к месту работы на рудник, расположенный на архипелаге "Шпицберген" (Норвегия). Самолет при заходе на посадку потерпел катастрофу, пассажиры, в том числе Ц.Ю.В. погибли. На момент гибели Ц.Ю.В. на его иждивении находилась несовершеннолетняя дочь - Ц., 17.06.1986 г.р., являющаяся истицей по делу. Несмотря на неоднократные обращения к ФГУП "ГТ "А." и Московскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ о выплатах, ответчики отказывают ей в возмещении вреда в связи с утратой кормильца.

Решением Савеловского районного суда от 26 марта 2008 года, оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 19 июня 2008 года, постановлено:

в удовлетворении исковых требований Ц. к ФГУП "ГТ "А." о возмещении вреда отказать.

Исковые требования Ц. к Московскому региональному отделению Фонда социального страхования РФ удовлетворить частично. Обязать Московское региональное отделение Фонда социального страхования РФ (филиал N 35) назначить Ц. ежемесячные страховые выплаты в связи со смертью Ц.Ю.В. в размере 20 292 рублей 38 копеек, начиная с 1 апреля 2004 года по 31 декабря 2008 года, с последующей индексацией в установленном законом порядке.

Взыскать с Московского регионального отделения Фонда социального страхования РФ в пользу Ц. задолженность по выплате ежемесячных страховых выплат в связи со смертью Ц.Ю.В. за период с 1 сентября 2004 года по 31 марта 2008 года включительно в размере 754 719 рублей 90 копеек, пени за задержку выплат в размере 150 000 рублей, судебные расходы в размере 12 631 рублей 20 копеек, а всего 917 351 рублей 10 копеек.

В удовлетворении остальной части исковых требований отказать.

В надзорной жалобе Ц. просит судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, отменить в полном объеме.

Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации в надзорной жалобе просит отменить судебные постановления, состоявшиеся по данному делу, в части возложения обязанности на заявителя оплатить Ц. задолженность по ежемесячным страховым выплатам за период с 1 сентября 2004 года по 31 марта 2008 года включительно в размере 754 719 рублей 90 копеек, пени за задержку выплат в размере 150 000 рублей.

Судьей Московского городского суда 8 сентября 2008 года указанное дело истребовано в Московский городской суд. Дело поступило в суд надзорной инстанции 16.09.2008 г.

Определением судьи Московского городского суда 23.10.2008 г. надзорные жалобы с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Президиума Московского городского суда.

Обсудив доводы надзорных жалоб, проверив материалы гражданского дела, выслушав Ц., в ее интересах представителя по доверенности Ш. и Г., представителя ГУ - Московское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации Р. и Ф., представителя ФГУП "Государственный трест "А." - К., заключение прокурора Росинского В.В., полагавшего судебные постановления подлежащими отмене, Президиум Московского городского суда находит доводы, изложенные в надзорных жалобах частично обоснованными, а судебные постановления, состоявшиеся по данному делу подлежащими отмене.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Ц.Ю.В. с 20 августа 1991 года состоял в трудовых отношениях с ФГУП "ГТ "А.".

28 августа 1996 года Ц.Ю.В. по окончании отпуска, возвращался по направлению работодателя к месту работы на рудник, расположенный на архипелаге "Шпицберген" (Норвегия).

При заходе на посадку самолет потерпел крушение, пассажиры, в том числе Ц.Ю.В., погибли.

На момент гибели Ц.Ю.В. на его иждивении находилась несовершеннолетняя дочь - Ц., 17.06.1986 г.р.

В связи с гибелью Ц.Ю.В. страховым обществом "Аф" (по договору с авиакомпанией) в 1998 году супруге погибшего и дочери - Ц. было выплачено страховое возмещение в размере 3 000 долларов США (л.д. 113, т. 1).

На основании решения Норвежского суда по делу, ответчиком по которому являлся ОАО "В.", в связи с гибелью Ц.Ю.В. истицей и супругой погибшего было выплачено 39 000 долларов США (л.д. 21 - 32, т. 2).

4 апреля 1997 года нотариусом Баренцбурга, супруге погибшего и истице выдано свидетельство о праве на наследство в равных долях в виде страхового обеспечения в размере 3 000 000 рублей, внесенных в "Р.", и 20 000 000 рублей САО "Г." (л.д. 115, т. 1).

На основании приказа генерального директора ФГУП "ГТ "А." от 26 сентября 1996 года выплачено единовременное пособие семьям погибших в размере трехкратного среднего заработка и единовременное пособие каждому члену семьи погибшего в размере годового среднего заработка, но не менее установленной государством на день выплаты минимальной оплаты труда за 5 лет (л.д. 153, т. 1). Факт получения данных сумм истица не оспаривала.

19.10.1996 г., 01.12.1997 г. супруга умершего Г. обращалась к генеральному директору ФГУП "ГТ "А." с требованиями о выдаче акта о несчастном случае на производстве, однако акт выдан не был.

6 декабря 2004 года главным государственным инспектором труда в г. Москве было вынесено заключение о признании авиакатастрофы несчастным случаем на производстве и в адрес генерального директора ФГУП "ГТ "А." вынесено предписание об обязанности составить акт о несчастном случае на производстве.

Решением суда от 01.02.2005 г., вступившем в законную силу, в удовлетворении заявления ФГУП "ГТ "А." об отмене предписания инспектора труда было отказано (л.д. 20 - 23, т. 1).

Определением судьи Верховного Суда РФ от 26.02.2007 г. в отмене решения отказано (л.д. 250 - 252, т. 2).

15.05.2007 г. генеральным директором ФГУП "ГТ "А." был утвержден акт о несчастном случае на производстве.

Материалы для назначения страховых выплат были направлены в Федеральную службу страхования, но выплаты назначены не были по причине непредставления работодателем копии трудового договора Ц.Ю.В. с ФГУП "ГТ "А." (л.д. 158, т. 1).

Разрешая спор, суд исходил из того, что требования истицы о возмещении вреда частично обоснованы, поскольку Ц.Ю.В. погиб в результате несчастного случая на производстве. Вместе с тем, суд пришел к выводу о том, что в соответствии со ст. 208 ГК РФ, ч. 3 ст. 15 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" требования о возмещении вреда подлежат удовлетворению не более чем за три года, предшествующих обращению в суд. При этом, указав в решении, что истица обратилась в суд с иском 20 августа 2007 года, суд посчитал необходимым удовлетворить требования истицы с 1 сентября 2004 года.

В надзорной жалобе Ц. указывает, что суд неправомерно ограничил период возмещения вреда тремя годами с момента обращения в суд. Вред подлежит возмещению с 1996 года, поскольку выплаты в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца не производились по вине работодателя, в связи с отказом составить акт о несчастном случае на производстве.

Согласно, действовавшей на период возникновения спорных отношений ст. 51 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей" (в ред. Федерального закона от 24.11.95 N 180-ФЗ, начало действия редакции - 30.11.1995, окончание действия редакции - 05.01.2000), выплата возмещения вреда, назначенного, но не полученного своевременно потерпевшим или гражданами, имеющими право на возмещение вреда, производится за прошлое время, но не более чем за три года перед обращением за его получением.

Суммы возмещения вреда, не полученные своевременно по вине работодателя, ответственного за вред, выплачиваются за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

При невыплате сумм возмещения вреда в установленный срок работодатель обязан выплатить пени в размере одного процента от невыплаченной суммы возмещения вреда за каждый день просрочки (часть 3 введена Федеральным законом от 24.11.95 N 180-ФЗ).

Таким образом, по действовавшему на период возникновения спорных отношений законодательству признавалась необходимость, при вине работодателя в неполучении выплат возмещения вреда, выплачивать возмещение вреда за прошлое время без ограничения каким-либо сроком.

Часть вторая статьи 51 Правил не позволяла работодателю устраниться от материальной ответственности, возложенной на него статьей 2 Правил, а пострадавшему обеспечивала повышенную защиту его имущественных прав и права на охрану здоровья.

Из материалов дела следует, что истица ссылалась на недопустимость ограничения выплат в счет возмещения вреда тремя годами (л.д. 154, т. 2), однако срок удовлетворения требований был судом ограничен трехлетним периодом.

Ограничение в удовлетворении требований о возмещении вреда трехлетним периодом, в данном случае не соответствует позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении Конституционного Суда РФ от 1 декабря 2005 года N 461-О.

Так, в п. 1 резолютивной части определения Конституционного Суда РФ указано, что положение статьи 29 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" (данной статьей признано утратившим Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей") по своему конституционно-правовому смыслу, выявленному Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Определении на основе правовой позиции, выраженной в сохраняющем свою силу Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации, не препятствует выплате за прошлое время без ограничения каким-либо сроком сумм возмещения вреда, своевременно не полученных лицами, пострадавшими в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, по вине работодателя.

Таким образом, права Ц. на получение выплат в счет возмещения вреда в связи с потерей кормильца в результате несчастного случая на производстве, неполученные своевременно по вине работодателя, согласно позиции Конституционного Суда РФ не подлежат умалению в связи со вступлением в 2000 году в силу Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

В надзорной жалобе Ц. указывает, что работодатель в связи с несчастным случаем, не выплатил единовременную выплату, предусмотренную ст. 22 Федерального закона РФ от 20 июня 1996 года N 81-ФЗ "О государственном регулировании в области добычи и использовании угля, об особенностях социальной защиты работников организации угольной промышленности" и единовременное пособие в соответствии со ст. 29 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей" (в ред. Федерального закона от 24.11.95 N 180-ФЗ). Однако суд пришел к необоснованному выводу о том, что работодатель произвел, предусмотренную законом единовременную выплату по случаю потери кормильца.

В соответствии со ст. 22 Федерального закона РФ от 20 июня 1996 года N 81-ФЗ "О государственном регулировании в области добычи и использовании угля, об особенностях социальной защиты работников организации угольной промышленности" (вступил в силу 27.06.1996 г., редакция на 1996 год) в случае гибели работника, занятого на тяжелых работах и работах с опасными и (или) вредными условиями труда по добыче (переработке) угля, или в случае смерти инвалида, связанной с полученным им увечьем на производстве, организация по добыче (переработке) угля выплачивает сверх установленного законодательством Российской Федерации размера возмещения:

единовременное пособие каждому члену семьи погибшего (умершего), находившемуся на его иждивении, в размере средней годовой заработной платы за последние три года, но не менее чем в размере шестидесятикратно увеличенного минимального размера оплаты труда, установленного федеральным законом.

Согласно ст. 29 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 "Об утверждении правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей" (в ред. Федерального закона от 24.11.95 N 180-ФЗ), супруге (супругу) умершего (умершей), гражданам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, работодатель выплачивает единовременное пособие в сумме, не менее установленной (на день выплаты) минимальной оплаты труда за пять лет. Единовременное пособие выплачивается в месячный срок со дня смерти кормильца.

Таким образом, действовавшим на момент смерти Ц.Ю.В. законодательством, было предусмотрено две отдельные единовременные выплаты в указанных размерах каждому члену семьи погибшего (умершего), находившемуся на его иждивении.

Из материалов дела следует, что на основании приказа от 26 сентября 1996 года генерального директора ФГУП "ГТ "А." выплачено единовременное пособие семьям погибших в размере трехкратного среднего заработка и единовременное пособие каждому члену семьи погибшего в размере годового среднего заработка, но не менее установленной государством на день выплаты минимальной оплаты труда за 5 лет (л.д. 153, т. 1).

Следовательно, суммы единовременных выплат в счет возмещения вреда при потере кормильца, предусмотренные действовавшим на момент смерти Ц.Ю.В. законодательством и выплаты, произведенные истице на основании приказа работодателя, не совпадают по размерам.

Суд не выяснил, какие из предусмотренных законом выплат, работодателем были истице оплачены, не устранил противоречия в обстоятельствах, имеющих значение по делу.

В надзорной жалобе заявитель указывает, что при расчете сумм возмещения вреда по потере кормильца, подлежащих выплате Московским региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации, в нарушение п. 5 ст. 1086 ГК РФ, п. 6 ст. 12 Федерального закона N 125-ФЗ от 24.07.1998 г. "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" не было учтено повышение оклада отца за месяц до его смерти, несмотря на наличие в материалах дела соответствующих доказательств, в частности штатного расписания от 01.07.1996 г., содержащего сведения о повышении оклада погибшего (т. 2 л.д. 138, 139).

Из материалов дела следует, что в ходе его рассмотрения истица ссылалась на то, что с учетом указанного повышения средний месячный заработок отца составил бы 5 788 878 руб. 28 коп. (т. 2, л.д. 13).

Из справки-расчета сумм возмещения вреда, предоставленной Московским региональным отделением Фонда социального страхования Российской Федерации, принятой судом первой инстанции за основу расчета сумм выплат, следует, что средний заработок Ц.Ю.В. составил 4 558 381, 82 (т. 2 л.д. 73).

Было ли повышение оклада Ц.Ю.В. и как это отразилось на расчете сумм возмещения вреда, в решении суда не указано.

Заявитель ссылается на то, что при расчете размера среднего месячного заработка Ц.Ю.В. судом в нарушение п. 2 ст. 12 Федерального закона N 125-ФЗ от 24.07.1998 г. "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", несмотря на наличие в деле подтверждающих данное обстоятельство материалов, не учтена оплата труда Ц.Ю.В. за совместительство и обучение рабочих. Ссылаясь на данные обстоятельства, Ц. указывает, что расчет суда не соответствует положениям подлежащего применению законодательства.

Являются обоснованными и доводы надзорной жалобы Московского регионального отделения Фонда социального страхования РФ в части неправомерности вывода суда о том, что фонд уклонялся от назначения истице ежемесячных страховых выплат с 1 октября 2004 года и взыскании с заявителя в пользу истицы пени за задержку выплат с 1 октября 2004 года по 31 марта 2008 года в размере 150 000 рублей.

Заявитель указывает, что ФГУП "ГТ "А." не исполнил возложенные на него Федеральным законом N 125-ФЗ от 24.07.1998 г. "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" обязанности по предоставлению документов необходимых для назначения выплат.

В соответствии п. 6, п. 7 ч. 2 ст. 17 Федерального закона РФ от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ страхователь (ФГУП "ГТ "А.") обязан в течение суток со дня наступления страхового случая сообщать о нем страховщику; собирать и представлять за свой счет страховщику в установленные страховщиком сроки документы (их заверенные копии), являющиеся основанием для начисления и уплаты страховых взносов, назначения обеспечения по страхованию, и иные сведения, необходимые для осуществления обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний.

Несмотря на то, что 6 декабря 2004 года главным государственным инспектором труда в г. Москве было вынесено заключение о признании авиакатастрофы несчастным случаем на производстве, и в адрес генерального директора ФГУП "ГТ "А." вынесено предписание об обязанности составить акт о несчастном случае на производстве, данный акт был составлен лишь 15 мая 2007 года, обязанности предусмотренные Федеральным законом РФ от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ страхователем не были исполнены.

Московское региональное отделение Фонда социального страхования РФ указывает, что до момента обращения в отделение фонда Ц. в 2007 года, информацией о несчастном случае на производстве не располагало и никаких оснований для назначения страховых выплат в соответствии Федеральным законом РФ от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ не было.

В соответствии с п. 2, п. 4 ст. 15 указанного Закона днем обращения за обеспечением по страхованию считается день подачи страховщику застрахованным, его доверенным лицом или лицом, имеющим право на получение страховых выплат, заявления на получение обеспечения по страхованию. Назначение обеспечения по страхованию осуществляется страховщиком на основании заявления застрахованного, его доверенного лица или лица, имеющего право на получение страховых выплат, на получение обеспечения по страхованию, и представляемых страхователем (застрахованным) документов (их заверенных копий), в числе которых предоставляется (в ред. Федерального закона от 07.07.2003 N 118-ФЗ) акт о несчастном случае на производстве.

Решение о назначении или об отказе в назначении страховых выплат принимается страховщиком не позднее 10 дней (в случае смерти застрахованного - не позднее 2 дней) со дня поступления заявления на получение обеспечения по страхованию и всех необходимых документов (их заверенных копий) по определенному им перечню.

Согласно п. 8 указанной статьи, при задержке страховых выплат в установленные сроки субъект страхования, который должен производить такие выплаты, обязан выплатить застрахованному и лицам, имеющим право на получение страховых выплат, пеню в размере 0,5 процента от невыплаченной суммы страховых выплат за каждый день просрочки.

Таким образом, вывод суда о том, что Московское региональное отделение Фонда социального страхования РФ с 1 октября 2004 года задерживало страховые выплаты истице, не соответствует положениям п. 6, п. 7 ч. 2 ст. 17, п. 2, п. 4, п. 8 ст. 15 Федерального закона N 125-ФЗ от 24.07.1998 г. "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

В соответствии с ч. 1 ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 23 от 19 декабря 2003 года "О судебном решении" дано разъяснение о том, что понимается под законностью и обоснованностью судебного решения (часть 1 статьи 195 ГПК РФ). Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (ст. ст. 55, 59 - 61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Обжалуемое решение суда таким требованиям не соответствует, допущены существенные нарушения норм материального и процессуального права, в связи с чем состоявшиеся судебные постановления подлежат отмене.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса РФ, Президиум Московского городского суда

 

постановил:

 

решение Савеловского районного суда г. Москвы от 26.03.2008 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 19.06.2008 г. отменить, гражданское дело направить на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

Председатель Президиума

Московского городского суда

Е.Н.КОЛЫШНИЦЫНА