КОСТРОМСКОЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 ноября 2008 г. по делу N 33-1246

 

Судебная коллегия по гражданским делам Костромского областного суда, рассмотрев в судебном заседании по докладу Ш. гражданское дело по иску М.Л. к Государственному учреждению - Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании страховых выплат,

 

установила:

 

М.Л. обратилась в суд с исковым заявлением к Государственному учреждению Костромскому региональному отделению Фонда социального страхования Российской Федерации о взыскании ежемесячных страховых выплат. Свои исковые требования мотивировала тем, что 02.03.1988, в период ее работы в СПМК-4 "Костромаоблхозобъединения" в должности бухгалтера, при выполнении работы с ней произошел несчастный случай. По результатам расследования несчастный случай был связан с производством, оформлен актом формы Н-1. Из-за полученной травмы в 1989 году ей впервые была установлена 2 группа инвалидности. Приказом начальника от 21.03.1989 ей была назначена выплата возмещения вреда здоровью с 1 марта 1989 года по 29 июня 1989 года, в виде разницы между средним заработком и пенсией. Процент утраты трудоспособности не определялся. В 2007 году она впервые обратилась в учреждение ФСС по Костромской области по поводу страховых выплат. По указанию ФСС, она предоставила все необходимые документы. В мае 2008 года прошла медицинское освидетельствование, по результатам которого ей впервые установили 80% утраты профессиональной трудоспособности с 16 мая 2005 года - по 15 мая 2008 года - по 01.06.2009. В мае, после прохождения МСЭ, она предоставила ответчику результаты экспертизы. Таким образом, в соответствии с ФЗ от 24.07.1998 N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях", весь предусмотренный, исчерпывающий перечень необходимых для назначения страховых выплат документов находился в ФСС на рассмотрении. В нарушение установленного вышеуказанным Законом порядка и сроков принятия решения о назначении страхового обеспечения, ответчик бездействовал. Решение о назначении страховых выплат, либо в отказе от назначения - не принял. Право, гарантирующее ей возмещение вреда, - нарушил. В июле 2008 года в целях установления истины по делу и выяснения причин отсутствия принятия ответчиком своевременного решения, она обратилась в ФСС. По утверждению ответчика, права на страховое обеспечение она не имеет, в связи с предполагаемой ранее полученной при ликвидации капитализацией повременных платежей возмещения вреда в 2000 году. При этом в обоснование своих надуманных доводов ответчик не смог указать источник своей осведомленности и при этом представить какие-либо доказательства в подтверждение законности своих действий. Более того, по утверждению ответчика в случае назначения ей страховых выплат (при благоприятном исходе дела), при расчете размера выплаты возмещения вреда, в связи с изменениями в трудовом законодательстве с 2006 года, отменены коэффициенты индексации утраченного заработка, и размер страховой выплаты составлял бы у нее около 65 рублей в месяц. С толкованием закона и действиями Костромского регионального отделения Фонда социального страхования в РФ она не согласна по следующим основаниям.

Статья 15 ФЗ N 125 не предусматривает обязанность пострадавшего доказывать свое право на страховое обеспечение путем предоставления не предусмотренных законом документов об отказе в получении капитализированных повременных платежей при ликвидации юридического лица. Вышеуказанная статья закона дает исчерпывающий перечень документов, необходимых для решения вопроса о страховом обеспечении. Ответчик, не признав ее законное право на страховые выплаты, самоуправно нарушил ее права.

Кроме того, право на возмещение вреда возникает с момента страхового случая, выплата назначается с момента установления степени утраты профессиональной трудоспособности, которая у нее впервые была установлена лишь в 2008 году. При таких обстоятельствах в 2000 году, она не имела возможности участвовать в ликвидации юридического лица - правопреемника, в качестве кредитора. Документов об отказе в переходе прав требования капитализации к ФСС в 2000 г. нет в связи с отсутствием самого факта ее участия в этой процедуре.

Согласно п. 10 ст. 12 Закона N 125-ФЗ в связи с повышением стоимости жизни суммы заработка, из которого исчисляется ежемесячная страховая выплата, увеличиваются в порядке, установленном законодательством РФ. Таким образом, доводы ответчика об отмене коэффициентов утраченного заработка в данных правоотношениях необоснованны.

Просила взыскать с Костромского регионального отделения Фонда социального страхования РФ единовременную страховую выплату в размере 40 160 руб. Обязать ответчика назначить ей размер ежемесячной страховой выплаты из расчета ее заработной платы с учетом применения индексации по коэффициентам роста МРОТ и инфляции в размере 7 587,74 руб. Взыскать с Костромского регионального отделения Фонда социального страхования РФ недополученную за период с 16.05.2005 сумму страховых выплат за пропущенный период в размере 253 306,10 рублей. Взыскать с ответчика дополнительно к основному долгу индексацию этих сумм по индексам роста потребительских цен на день вынесения решения суда по иску. Обязать ответчика производить и последующую индексацию ежемесячных страховых выплат в порядке, установленном законом.

Решением Димитровского районного суда г. Костромы от 29 сентября 2008 года исковые требования М.Л. удовлетворены частично. Взыскана с ГУ Костромское региональное отделение Фонда социального страхования РФ в пользу М.Л. задолженность по ежемесячным страховым выплатам за период с 28 мая 2005 г. по 1 октября 2008 г. в размере 266 161 руб. 29 коп. и сумма индексации в размере 51 443 руб. 08 коп., всего в сумме 317 604 руб. 37 коп.

ГУ Костромское региональное отделение Фонда социального страхования РФ обязано назначить и выплачивать М.Л. с 1 октября 2008 г. ежемесячные страховые выплаты в размере 7397 руб. 17 коп. с последующей индексацией в порядке, установленном законом.

В остальной части исковых требований отказано.

В кассационном представлении прокурор г. Костромы С. просит решение суда отменить и направить дело на новое рассмотрение в тот же суд. Считает ошибочным вывод суда о том, что у М.Л. права на единовременную страховую выплату, предусмотренную ст. 10 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" не возникает. Кроме того, считает, что суд в нарушение ст. 103 ГПК РФ не взыскал с ответчика государственную пошлину. Считает, что решение вынесено с нарушением норм материального права.

В возражениях на кассационное представление прокурора г. Костромы управляющий Костромским региональным отделением Фонда социального страхования РФ Д. считает вывод суда об отсутствии у истицы права на единовременную страховую выплату правильным, а госпошлина с Фонда не подлежащей взысканию в силу ст. 333.36 НК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и возражений относительно него, выслушав прокурора С.Ю., поддержавшую доводы представления, представителя Костромского регионального отделения Фонда социального страхования РФ по доверенности Б., судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда.

Разрешая спор, суд правильно определил юридически значимые обстоятельства и пришел к обоснованному выводу о частичном удовлетворении исковых требований.

Этот вывод судом мотивирован, соответствует требованиям закона и материалам дела, оснований для признания его неправильным не имеется.

Решение суда основано на правильно примененных нормах права, перечень и анализ которых подробно приведен в мотивировочной части решения.

Как видно из материалов дела, установлено судом и не оспаривается сторонами, страховой случай с истцом произошел 02.03.1988. Исполняя трудовые обязанности, истец получила трудовое увечье, однако освидетельствование в бюро медико-социальной экспертизы впервые прошла только в мае 2008 г. По заключению учреждения МСЭ М.Л. утратила 80% профессиональной трудоспособности с 16.05.2005 по 15.05.2008 и с 16.05.2008 по 01.06.2009. С данного времени (02.03.1988) у истицы возникло право на обеспечение по страхованию.

Судом правильно, с соблюдением установленного законом порядка, определены, как средний месячный заработок застрахованного М.Л., так и размер ежемесячной страховой выплаты.

В связи с повышением стоимости жизни и изменениями в уровне МРОТ, сумма заработка, из которого исчислено возмещение, судом обоснованно увеличена на коэффициенты и индексы, установленные п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 24.12.1992 N 4214-1, ст. 3 ФЗ от 24.11.1995 N 180-ФЗ, федеральными законами о МРОТ и с учетом деноминации.

Размер ежемесячной страховой выплаты с учетом уровня инфляции судом обоснованно, в полном соответствии со ст. 1091 ГК РФ, проиндексирован в размерах, установленных Правительством РФ на 2004-2008 гг.

Исходя из этих размеров, суд правильно определил размер подлежащих взысканию истице сумм задолженности по ежемесячным страховым выплатам. Изложенные в решении соответствующие расчеты не оспариваются.

Обоснован, соответствует закону и вывод суда об отсутствии у М.Л. права на единовременную страховую выплату, предусмотренную ст. 10 ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" от 24.07.1998 N 125. При этом суд правильно сослался на пункт 5 ст. 7 указанного Закона, а также на ст. 1 Постановления Верховного Совета РФ от 24.12.1992 N 4214-1 "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам...", согласно которому единовременная страховая выплата производится в случаях трудового увечья, полученного после 01.12.1992. Таким образом, действовавшим до указанной даты законодательством выплата единовременного пособия не предусматривалась.

Поскольку несчастный случай с истицей произошел 02.03.1988, в период ее работы в СПМК-4 "Костромаоблхозобъединения", в 1989 году ей впервые установлена 2 группа инвалидности, с 01.03.1989 была назначена выплата возмещения вреда здоровью, т.е. работодателем выплачивались суммы возмещения вреда, то право на единовременную страховую выплату у М.Л. отсутствует.

Довод кассационного представления об обратном, со ссылкой на ст. 7 и ч. 1 ст. 28 ФЗ от 24.07.1998 N 125, несостоятелен, основан на ошибочном толковании указанных норм права.

В соответствии с ч. 1 ст. 103 ГПК РФ издержки, понесенные судом в связи с рассмотрением дела, и государственная пошлина, от уплаты которых истец был освобожден, взыскиваются с ответчика, не освобожденного от уплаты судебных расходов, в федеральный бюджет пропорционально удовлетворенной части исковых требований.

Суд в нарушение ст. 103 ГПК РФ вопрос о взыскании с ответчика государственной пошлины не разрешил.

Поскольку истица М.Л. в соответствии со ст. 333.36 НК РФ освобождена от уплаты госпошлины, государственная пошлина подлежит взысканию с ответчика - Костромского регионального отделения Фонда социального страхования РФ в доход федерального бюджета. Согласно пп. 1 п. 1 ст. 333.19 НК РФ размер госпошлины составит: с суммы 317 604 руб. 37 коп. - 4 776 руб. 04 коп. (2 600 + 2 176,04), с суммы 266 298 руб. 12 коп. (7 397, 17 х 36 мес.) - 4 262 руб. 98 коп. (2 600 + 1 662 - 98), а всего 9 039 руб. 02 коп. С учетом конкретных обстоятельств того, что Костромской региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации является государственным (бюджетным) учреждением, судебная коллегия полагает возможным в соответствии с п. 2 ст. 333.20 НК РФ уменьшить размер государственной пошлины до 1 000 руб.

В связи с указанным выше обстоятельством, резолютивная часть решения подлежит дополнению.

При таких обстоятельствах, оснований для удовлетворения кассационного представления прокурора г. Костромы не имеется.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

решение Димитровского районного суда г. Костромы от 29 сентября 2008 г. оставить без изменения, кассационное представление прокурора г. Костромы - без удовлетворения.

Взыскать с Государственного учреждения - Костромского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в доход федерального бюджета государственную пошлину 1 000 (одну тысячу) руб.