Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 17 сентября 2010 г. по делу N 7-1155/10

 

Исполняющий обязанности председателя Саратовского областного суда Шепелин Е.А., рассмотрев жалобу Г.К. на постановление мирового судьи судебного участка N 1 Кировского района г. Саратова, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Саратова, от 24 июня 2010 года и решение судьи Кировского районного суда г. Саратова от 19 июля 2010 года, вынесенные в отношении Г.К. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ,

 

установил:

 

постановлением мирового судьи судебного участка N 1 Кировского района г. Саратова, исполняющим обязанности мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Саратова, от 24 июня 2010 года, оставленным без изменения решением судьи Кировского районного суда г. Саратова от 19 июля 2010 года, Г.К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, подвергнут наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на 1 (один) год и 6 (шесть) месяцев.

Судом установлено, что Г.К. 21 мая 2010 года в 09 час. 30 мин. около д. 27 на ул. Осипова в г. Саратове управлял транспортным средством ВАЗ 21130 в состоянии алкогольного опьянения.

Г.К. обратился с жалобой в порядке надзора, в которой просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления ввиду их незаконности: вывод суда о наличии в его действиях состава административного правонарушения основан на неправильной оценке представленных доказательств, в том числе показаний свидетелей и заключений экспертиз. Ссылается на неточности в протоколе об административном правонарушении, допущенные в ходе его составления (зачеркивания и исправления). Полагает, что суд рассмотрел дело без должной объективности и всесторонности - не был допрошен свидетель, заявленный Г.К.

Изучив доводы жалобы, исследовав материалы дела в полном объеме, прихожу к следующему.

В силу пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 года N 1090, водителю запрещается управлять транспортным средством в состоянии опьянения (алкогольного, наркотического или иного), под воздействием лекарственных препаратов, ухудшающих реакцию и внимание, в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность движения.

Административная ответственность за управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, предусмотрена ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ.

Основанием полагать, что водитель Г.К. 21 мая 2010 года в 09 час. 30 мин. около д. 27 на ул. Осипова в г. Саратове управлял транспортным средством ВАЗ 21130 в состоянии алкогольного опьянения, явился запах алкоголя изо рта, выявленный инспектором ДПС при оформлении ДТП, участником которого являлся Г.К. л.д. 7), что согласуется с п. 3 Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475.

Вывод суда о виновности Г.К. в совершении административного правонарушения, предусмотренного вышеназванной нормой права, основан на протоколе об административном правонарушении 64 АР N 089087 л.д. 3); протоколе об отстранении от управления транспортным средством 64 ОУ N 126962 л.д. 4); акте медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством, N 1306 от 21 мая 2010 года, которым у него было установлено состояние опьянения л.д. 5).

Противоречий представленные в материалы дела документы не имеют, составлены в полном соответствии с действующими правовыми нормами, регулирующими порядок его проведения, а именно ст. ст. 28.2 и 27.12 КоАП РФ и Постановлением Правительства РФ от 26 июня 2008 года N 475 "Об утверждении Правил освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов и правил определения наличия наркотических средств или психотропных веществ в организме человека при проведении медицинского освидетельствования на состояние опьянения лица, которое управляет транспортным средством".

В соответствии с положениями п. 1 ст. 10, ст. 18 Закона РФ от 18 апреля 1991 года N 1026-1 "О милиции" сотрудник милиции выполняет обязанности и пользуется правами милиции, предусмотренными настоящим Законом, в пределах своей компетенции в соответствии с занимаемой должностью, в том числе предотвращает и пресекает преступления и административные правонарушения; выявляет обстоятельства, способствующие их совершению, и в пределах своих прав принимает меры к устранению данных обстоятельств.

В связи с этим, у мирового судьи при решении вопроса о наличии в действиях Г.К. состава административного правонарушения не имелось правовых оснований не доверять информации, содержащейся в составленном инспектором ДПС в отношении Г.К. административном материале.

Судом были исследованы и иные доказательства, в том числе показания свидетелей П., проводившего медицинское освидетельствование Г.К., и К. - инспектора ДПС л.д. 24, 25, 26 - оборот) и им дана правовая оценка по правилам ст. 26.11 КоАП РФ, согласно которой судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела в их совокупности.

При таких обстоятельствах действия Г.К. были правильно квалифицированы по ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, что соответствует и правовой позиции Верховного Суда РФ, отраженной в п. 7 Постановления от 24 октября 2006 года N 18 "О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях", согласно которому по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 12.8 КоАП РФ, надлежит учитывать, что доказательствами состояния опьянения водителя являются акт освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акт медицинского освидетельствования на состояние опьянения.

Судьями были полно и всесторонне оценены доказательства, представленные в материалы дела, всем им дана надлежащая правовая оценка в их совокупности, поэтому оснований для их переоценки не усматривается.

Судом принимались необходимые меры по вызову в судебное заседание свидетеля Г. л.д. 19), однако ее неявка в суд, а также отсутствие соответствующего ходатайства со стороны Г.К. о ее повторном вызове, позволила мировому судье принять законное постановление на основании совокупности доказательств, имеющихся в материалах дела.

Наказание Г.К. назначено в пределах санкции ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ и в соответствии с требованиями ст. 4.1 Кодекса с учетом характера совершенного правонарушения, личности правонарушителя и с учетом обстоятельств смягчающих и отягчающих ответственность.

Таким образом, оснований для отмены или изменения обжалуемых судебных постановлений не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 30.17, 30.18 КоАП РФ,

 

постановил:

 

постановление мирового судьи судебного участка N 1 Кировского района г. Саратова, исполняющего обязанности мирового судьи судебного участка N 6 Кировского района г. Саратова, от 24 июня 2010 года и решение судьи Кировского районного суда г. Саратова от 19 июля 2010 года, вынесенные в отношении Г.К. по делу об административном правонарушении, предусмотренном ч. 1 ст. 12.8 КоАП РФ, оставить без изменения, жалобу Г.К. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2021