САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 17 января 2011 г. N 22-399/11

 

Судья Елисеев А.Я. Дело N 1-1008/10

Судебная коллегия по уголовным делам

Санкт-Петербургского городского суда в составе:

председательствующего: Глущенко О.В.,

судей Азовцевой О.А. и Нелюбова А.Г.,

при секретаре К.,

рассмотрела в судебном заседании 17 января 2011 года кассационную жалобу осужденного М. на приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 25 ноября 2010 года, которым

М. <...> года рождения, уроженец <адрес>, гражданин Российской Федерации, судимый;

22 марта 2004 года <...> районным судом Ставропольского края по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 2 годам лишения свободы,

осужден по ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ к наказанию в виде лишения свободы сроком на 2 года 6 месяцев лет без штрафа, без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Азовцевой О.А., объяснения осужденного М. и адвоката Крымова В.А. в его защиту, поддержавших кассационную жалобу и просивших приговор изменить, мнение прокурора Соколовой М.Л., возражавшей против кассационной жалобы, судебная коллегия:

 

установила:

 

М. признан виновным в совершении грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Преступление совершено 03 августа 2010 года около 01 часа 30 минут в квартире N дома <адрес> на территории Красногвардейского района Санкт-Петербурга при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании М. вину в совершении преступления признал частично.

В кассационной жалобе осужденный М. просит приговор изменить, переквалифицировать его действия, снизить наказание.

В обоснование указывает, что в ходе судебного разбирательства не добыто достаточно данных, свидетельствующих о доказанности его вины по предъявленному обвинению. Просит учесть показания свидетеля А., который пояснял, что деньги, на которые у потерпевшего приобретался наркотик, принадлежали ему (М.). Поскольку потерпевший завладел деньгами обманным путем, то его действия по возврату данных денег, по мнению осужденного, не носили характера грабежа. Телефон, который он (М.) забрал у В., он продал, так как потерпевший с ним вовремя не рассчитался. Полагает, что поскольку потерпевший занимается сбытом наркотических средств, доверять его показаниям нельзя.

Государственным обвинителем прокуратуры Красногвардейского района Санкт-Петербурга Ельонышевым В.Л. представлены возражения, в которых он указывает на законность и обоснованность приговора суда и отсутствие оснований для его отмены.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит приговор как обвинительный правильным.

В основу приговора судом обоснованно положены показания потерпевшего В., данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в суде, согласно которым 01 августа 2010 года к нему обратился А. с просьбой помочь приобрести героин. Он (В.) под видом героина продал ему за 500 рублей смесь обезболивающего препарата "кетанол" и снотворного. 02 августа 2010 года он (В.) по просьбе А. опять продал ему указанную смесь за 500 рублей. После этого ночью 03 августа 2010 года к нему домой пришел М., которого он ранее видел в компании пару раз и не имел перед ним долговых обязательств, который стал высказывать ему (В.) претензии по поводу некачественного героина, угрожал применением физического насилия в случае, если он не вернет деньги, вел себя агрессивно, демонстирировал физическое превосходство. Поскольку потерпевший испугался, что М. может исполнить угрозы, вынуждено передал М. мобильный телефон, из которого тот разрешил забрать сим-карту, а также зарядное устройство. О том, что деньги за героин принадлежали М. он (В.) не знал. После этого потерпевший в телефонном разговоре сообщил своему знакомому И. о том, что М. забрал его телефон, после чего М. вновь пришел к нему в квартиру и в агрессивной форме стал выяснять, почему он сообщил данную информацию. Он (В.) сказал, что нашел 1000 рублей, однако М. денег не взял, сказав, что они ему не нужны.

Допрошенный в ходе судебного следствия свидетель А. подтвердил обстоятельства, при которых он приобретал наркотическое средство у потерпевшего, пояснив при этом, что деньги на приобретение героина ему давал М., но В. об этом не знал. После употребления смеси, которая, как он (А.) думал, являлась героином, М. сказал, что наркотик некачественный, но разговора о том, чтобы встретиться с продавцом не было. К В. они с М. пошли, так как последний согласился оставить М. ночевать. О том, что М. будет предъявлять претензии по поводу некачественного наркотика и возврата денег, он (А.) не знал, поручений по этому поводу не давал.

Предметом исследования суда явились также показания свидетеля И., данные им в ходе предварительного следствия и оглашенные в судебном заседании, согласно которым со слов своего друга В. ему стало известно, что знакомый А. по имени Роман забрал у него ночью мобильный телефон и сказал, что вернет его после того, как тот заплатит 1000 рублей.

Показания указанных лиц в совокупности с письменными доказательствами, в том числе,

протоколом осмотра места происшествия от 04 августа 2010 года, согласно которому А. добровольно выдал зарядное устройство "Элвайс", аккумулятор, пояснив, что данные предметы к нему домой принес знакомый по имени Рома;

протоколом предъявления предмета для опознания, согласно которому В. опознал зарядное устройство, которое похитил М. 03 августа 2010 года около 01 часа 30 минут из квартиры по месту его жительства,

позволили суду сделать обоснованный вывод о доказанности вины М. в совершении преступления, предусмотренного ст. 161 ч. 2 п. "г" УК РФ.

Перечисленные доказательства подверглись оценке суда с точки зрения их соответствия требованиям уголовно-процессуального закона и обоснованно были признаны относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными для установления вины М.

Квалифицируя действия М. по признаку угрозы применения насилия, не опасного для жизни и здоровья, суд обоснованно привел показания потерпевшего В. о том, что последний был напуган агрессивными действиями подсудимого, который угрожал ему физической расправой, использовал тюремный жаргон, демонстрировал свои татуировки, высказывался о причинении физического вреда в случае, если потерпевший не вернет деньги за некачественное наркотическое средство. Данные угрозы потерпевший воспринимал реально и вынужденно передал М. мобильный телефон. О том, что деньги на приобретение наркотического средства принадлежали М. потерпевший не знал, каких-либо долговых обязательств перед М. не имел. После сообщения потерпевшего о возможности отдать 1000 рублей, М. не вернул мобильный телефон потерпевшему, а продал его, распорядившись похищенным по своему усмотрению.

Показания потерпевшего, как правильно установил суд, подтверждаются показаниями свидетеля И. о том, что после разговора с М. В. выглядел испуганным. Поэтому оснований не доверять показаниям потерпевшего у суда не имелось.

При таких обстоятельствах оснований для переквалификации действий осужденного М., в том числе на ст. 330 УК РФ, судебная коллегия не усматривает.

С учетом изложенного выводы суда о виновности М. совершении преступления, за которое он осужден, соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, полно и правильно приведенных в приговоре, в связи с чем их достоверность сомнений у судебной коллегии не вызывает. Квалификация действий осужденного является правильной.

Наказание осужденному назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности осужденного и обстоятельств, влияющих на наказание. При назначении наказания судом учтены как обстоятельства совершения преступления, так и данные о личности М., в том числе наличие у него судимости за тяжкое преступление, что послужило основанием для назначения М. наказания в виде реального лишения свободы, с учетом требований ст. 68 ч. 2 УК РФ.

Выводы суда об отсутствии оснований для применения ст. 64 и ст. 73 УК РФ основаны на обстоятельствах дела и данных о личности.

Вид исправительного учреждения назначен М. в соответствии с требованиями ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ.

Вместе с тем из материалов дела усматривается, что на момент совершения М. преступления, за которое он осужден настоящим приговором, его судимость по приговору <...> районного суда Ставропольского края от 26 апреля 2004 года погашена на основании ст. 86 ч. 3 п. "в" УК РФ, так как указанным выше приговором М. был осужден за совершение преступления небольшой тяжести и освобожден по отбытии наказания 07 апреля 2006 года. Поэтому данная судимость подлежит исключению из вводной части приговора.

Однако оснований для снижения срока наказания М. судебная коллегия не усматривает в связи с тем, что исключение данной судимости не повлияло на выводы суда о наличии в действиях М. рецидива преступлений.

На основании изложенного и руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 25 ноября 2010 года в отношении М. изменить.

Исключить из вводной части приговора указание на наличие у М. судимости по приговору <...> районного суда Ставропольского края от 26 апреля 2004 года.

В остальном приговор оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного М. - без удовлетворения.