ПЕРМСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 18 января 2011 г. по делу N 22-10(22-9137)

 

Судья Азаренкова М.Л.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Пермского краевого суда в составе: председательствующего судьи Лядова Н.Л., судей Устименко А.А., Андриянова А.А., при секретаре К.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании 18 января 2011 года с использованием систем видеоконференц-связи кассационное представление и.о. прокурора района Теплых А.В., кассационные жалобы осужденного М. и адвоката Градова В.Ю. в его защиту на приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 16 ноября 2010 года, которым

М. дата рождения, уроженец <...>, ранее не судимый,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам 10 месяцам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Разрешен вопрос о вещественных доказательствах.

Постановлено взыскать с М. в пользу Н. в счет компенсации морального вреда 300 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в сумме 10 000 рублей.

Заслушав доклад судьи Андриянова А.А., изложившего содержание приговора, доводы представления и жалобы, выступление прокурора Клейман Е.В. об изменении приговора по доводам представления, осужденного М. и адвоката Михалеву И.Д. об изменении приговора по доводам жалоб, представителя потерпевшего Б. просившую оставить приговор без изменения, судебная коллегия

 

установила:

 

М. признан виновным в умышленном причинении вечером 31 декабря 2009 года смерти К. Преступление совершено в Мотовилихинском районе г. Перми при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении и.о. прокурора района Теплых А.В. содержится просьба об изменении приговора, исключении из мотивировочной части указания "на совершение преступления в отношении женщины, близкого человека".

В кассационной жалобе осужденный М. просит отменить приговор суда, поскольку находит его незаконным, необоснованным и несправедливым, Полагает, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в судебном заседании. Отмечает, что ссоры с потерпевшей 31 декабря 2009 года в автомашине не было. Он был в состоянии сильного душевного волнения после того, как потерпевшая рассказала ему о своих любовниках, и не помнит, что делал, как в его руках оказалась веревка. То, что потерпевшая мертва он обнаружил при движении автомобиля, хотя лишать ее жизни не хотел. Считает, что судебно-психиатрическая экспертиза проведена с нарушением требований УПК РФ, поскольку он находился в стационаре более 30 дней, но постановление о продлении срока нахождения в больнице ему не предъявлялось. В период производства экспертизы следователь неоднократно приходил к эксперту и мог повлиять на его выводы. Отмечает, что эксперты не могут дать заключение о том, в каком состоянии он находился, поскольку с момента совершения преступления прошел длительный период времени. Преступление им совершено в период временной невменяемости. Не согласен с размером компенсации морального вреда, так как потерпевшая при жизни с братом не общалась. В ходе судебного заседания осталось без разрешения ходатайство о принятии мер о сохранности его имущества. По мнению автора жалобы, обвинительный приговор построен только на предположениях. При решении вопроса о назначении наказания суд не в полной мере учел совокупность смягчающих наказание обстоятельств, то, что он вину признал, но не хотел убивать потерпевшую. Не принято во внимание противоправное поведение потерпевшей.

В кассационной жалобе адвоката Градова В.Ю. в защиту интересов осужденного М. выражается просьба об изменении приговора в части назначенного наказания, решение вопроса по гражданским искам. Суд признал в качестве смягчающих наказание обстоятельств явку с повинной, признание вины, отсутствие судимостей, наличие постоянного места работы и жительства, однако назначил фактически максимальное наказание при отсутствии отягчающих. При решении вопроса о назначении наказания суд учел, что совершено преступление в отношении женщины, близкого человека, что не должно браться во внимание, в том числе и для не применения положений ст. 64 УК РФ. Фактически указанные обстоятельства признаны в качестве отягчающих, хотя ст. 63 УК РФ таковые не предусмотрены. Не в полной мере учтены данные о личности осужденного, который положительно характеризуется по месту работы и в быту, о чем указали в судебном заседании свидетели. Судом в нарушение закона разрешены гражданские иски. По мнению адвоката, сумма взысканного размера компенсации морального вреда завышена. Иск потерпевший не подписывал, имеется подпись представителя. Считает, что расходы на представителя потерпевшего не подлежат взысканию с осужденного, поскольку указанную сумму уплатила И., которая выступала по доверенности. Просит снизить назначенное наказание, в части гражданского иска приговор отменить.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия пришла к следующему.

Обстоятельства дела судом установлены правильно и исследованы в судебном заседании достаточно полно, выводы о виновности осужденного основаны на получивших надлежащую оценку доказательствах (показаниях М. признавшего вину полностью, показаниях потерпевшего Н., свидетелей Р., Р1., П., Д., А., О., Д1., Б1., И., Ш., Б2., Ш1., Б3., Л., В., Т., Я., Я1., Ж., протоколах следственных действий, заключениях экспертиз, содержание которых подробно изложено в приговоре), соответствуют материалам дела и участниками процесса не оспариваются, что опровергает доводы жалобы осужденного том, что приговор постановлен на предположениях.

Действия М. правильно судом квалифицированы по ст. 105 ч. 1 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судебная коллегия не усматривает.

Доводы жалобы осужденного о том, что он совершил преступление в период аффекта, или иного временного психического расстройства являются несостоятельным, поскольку опровергаются заключением судебно-психиатрической экспертизы, которая проведена в соответствии с требованиями УПК РФ (т. 3 л.д. 103-107). Оснований говорить о том, что эксперты являлись заинтересованными лицами или на них оказывалось давление, не имеется, поскольку перед производством экспертизы они были предупреждены об уголовной ответственности по ст. 307 УПК РФ. Действовал подсудимый осознанно, понимая характер своих действий, так как сел в машину, взял в руки веревку, которой задушил К., после чего принял меры к сокрытию следов преступления, создал себе алиби. Доводы жалобы о том, что в стационаре при проведении экспертизы М. находился более 30 дней, при этом не был ознакомлен с постановлением о продлении срока содержания его в указанном учреждении, не влияют на законность и обоснованность судебного решения, не являются основанием для отмены или изменения приговора. Данных, свидетельствующих о противоправности или аморальности поведения потерпевшей, в судебном заседании не установлено. Ходатайство о принятии мер по сохранности имущества М. разрешено судом с учетом требований закона.

Решение по исковым требованиям Н. о взыскании денежной компенсации морального вреда принято судом в соответствии с требованиями ст. 151, 1099-1101 ГК РФ. При определении размера возмещения морального вреда суд принял во внимание тяжесть и длительность моральных и нравственных страданий, характер и содержание неправомерных действий, материальное положение М. конкретные обстоятельства дела, характер отношений между сестрой и братом. Размер возмещения морального вреда в размере 300 000 рублей судом определен соразмерно установленным обстоятельствам. Мотивы удовлетворения иска и обоснование его размера в приговоре приведены достаточно подробно. С учетом изложенного, доводы жалоб осужденного и адвоката о том, что сумма, взысканная в возмещение морального вреда, необоснованно завышена, являются несостоятельными.

Размер понесенных потерпевшим затрат на представителя в сумме 10 000 рублей документально подтвержден квитанцией, поэтому суд в соответствии с требованиями ст. 100 ГПК РФ взыскал указанную сумму с осужденного. Право обратиться в суд с иском в пользу потерпевшего И. предоставлено на основании доверенности, что опровергает в этой части доводы жалобы адвоката о незаконном разрешении гражданского иска.

Назначенное М. наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, данным о личности и обстоятельствам дела, в силу чего отвечает целям его, установленным ст. 43 УК РФ. Оценка характеризующих данных произведена судом полно и объективно. Назначенное наказание судом мотивировано, является справедливым. Вывод суда о невозможности применения ст. 73 и 64 УК РФ являются обоснованными и должным образом мотивированными.

Доводы представления прокурора и жалобы адвоката Градова В.Ю. о необходимости исключения из мотивировочной части приговора указания на то, что "преступление совершено в отношении женщины, близкого человека" не подлежат удовлетворению, поскольку они связаны с решением вопроса о виде наказания и невозможности применения положений ст. 64 и ст. 73 УК РФ, а не с назначением размера срока наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, и 388 УПК РФ, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Мотовилихинского районного суда г. Перми от 16 ноября 2010 года в отношении М. оставить без изменения, кассационное представление прокурора, кассационные жалобы осужденного и адвоката Градова В.Ю. в его защиту - без удовлетворения.