МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 24 февраля 2011 г. по делу N 33-4726

 

Судья: Кирилина О.Ю.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда

в составе:

председательствующего судьи Огановой Э.Ю.

судей Вишняковой Н.Е., Федерякиной Е.Ю.

с участием прокурора Семеновой И.В.

при секретаре К.

заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Огановой Э.Ю.

дело по кассационной жалобе И. на решение Мещанского районного суда г. Москвы от 4 октября 2010 года, которым постановлено: отказать в удовлетворении исковых требований И. к ОАО "Российские железные дороги" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

 

установила:

 

И. обратилась в суд с иском к ОАО "РЖД" о признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 50 000 рублей, ссылаясь на то, что работала в Московской дирекции материально-технического обеспечения - структурном подразделении Росжелдорснаба - филиала ОАО "РЖД" в должности начальника базы топлива ст. Вязьма Смоленского отдела.

Приказом N 66-к от 18 марта 2010 года она была уволена по п. 7. ст. 81 ТК РФ в связи с утратой доверия со стороны работодателя

Обращаясь в суд с данным иском, истец ссылалась на то, что ее увольнение является незаконным, поскольку виновных действий, дающих основания для утраты к ней доверия со стороны работодателя она не совершала.

В судебное заседание истец явилась, исковые требования поддержала.

Представитель ответчика в суд явился, требования истца не признал по основаниям, изложенным в письменных возражениях.

Суд постановил приведенное выше решение, об отмене которого просит истец в кассационной жалобе.

Проверив материалы, выслушав представителя истца адвоката Глока М.М., представителя ответчика - по доверенности А., заключение прокурора, полагавшего решение суда законным и не подлежащим отмене, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда первой инстанции подлежит оставлению без изменения по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 21 ТК РФ, работник обязан добросовестно исполнять свои трудовые обязанности, возложенные на него трудовым договором; соблюдать трудовую дисциплину; бережно относиться к имуществу работодателя (в том числе к имуществу третьих лиц, находящемуся у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества) и других работников.

В силу п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Согласно п. 45 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, судам необходимо иметь в виду, что расторжение трудового договора с работником по пункту 7 части первой статьи 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой.

Судом по делу установлено, что И. работала в Московской дирекции материально-технического обеспечения - структурном подразделении Росжелдорснаба - филиала ОАО "РЖД" в должности начальника базы топлива ст. Вязьма Смоленского отдела на основании приказа N 22\13к от 23 октября 2009 года и дополнительного соглашения от 23 октября 2009 года к трудовому договору.

23 октября 2009 года между сторонами был заключен договор N 44 о полной индивидуальной материальной ответственности истца.

С должностной инструкцией истец была ознакомлена.

Приказом N 66-к от 18 марта 2010 года истец была уволена по п. 7. ст. 81 ТК РФ (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя).

С данным приказом истец была ознакомлена, от подписи в ознакомлении отказалась, о чем составлен соответствующий акт.

Основанием к увольнению послужил приказ начальника Дирекции N 66-к от 18 марта 2010 года "О наложении дисциплинарного взыскания на начальника базы топлива ст. Вязьма Смоленского отдела МТО", а также следующие обстоятельства.

20 февраля 2010 года первым заместителем начальника Дирекции была произведена проверка, по результатам которой были выявлены нарушения по ведению учетно-отчетной документации, неоформление приема остатков топлива, показаний счетчика топлива и масел при приеме смены, незаполнение суточных ведомостей.

Согласно договору о полной материальной ответственности истца, а также п. 4 должностной инструкции, начальник базы топлива несет полную материальную ответственности за недостачу вверенных ценностей, за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязанностей.

Также судом установлено, что в период с 24 февраля по 17 марта 2010 года истец была нетрудоспособна, в связи с чем, было принято о наложении на И. дисциплинарного взыскания после ее выхода на работу, о чем был издан приказ N 47лс-к от 1 марта 2010 года.

Вместе с тем, в период нетрудоспособности истца, 27 февраля 2010 года с 13 час. 15 мин. на территории склада топлива ст. Вязьма Смоленского отдела МТО сотрудниками ЛОВД на ст. Вязьма была задержана автомашина МАЗ с прицепом-автоцистерной, г\н <...>, принадлежащая ИП С., при этом в автоцистерну машины производился несанкционированный налив дизельного топлива из подземной емкости топливного склада. Работой по наливу топлива руководили начальник базы топлива И. и заместитель начальника Смоленского отдела Я.О.А., которые были задержаны сотрудниками ЛОВД.

Данный факт И. и Я.О.А. в ходе слушания дела не отрицали.

Кроме того, в ходе рассмотрения дела в суде первой инстанции истец пояснила, что автоцистерна была найдена ею самостоятельно, договор на перевозку топлива с ИП С. не заключалось, более того, заключение подобных договоров не входит в ее компетенцию, а основанием для перекачки топлива 27 февраля 2010 года явилась предстоящая инвентаризация и наличие излишков.

Согласно протоколу совещания у начальника Дирекции от 10 марта 2010 года N 14, 27 февраля 2010 года было выявлено несоблюдение порядка отпуска топлива на нетяговые нужды в соответствии с регламентом N 12-ш, согласно которому каждый отпуск топлива сопровождается внесением соответствующего приказа в журнал N 32, однако запись о приказе на отпуск топлива 27 февраля 2010 года отсутствует. Также было установлено нарушение порядка внутренней перекачки топлива на базе, при этом соответствующие записи в журнале N 3 также отсутствуют.

По факту от 27.02.2010 г. в отношении И. и Я.О.А. заведено уголовное дело (л.д. 99).

Изложенные обстоятельства подтверждаются материалами дела и ничем не опровергнуты.

Разрешая спор, суд первой инстанции, дав оценку собранным по делу доказательствам в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, в том числе показаниям допрошенных в ходе слушания дела свидетелей, и с учетом требований закона, правомерно пришел к обоснованному выводу о совершении истцом виновных действий, которые послужили основанием для утраты к нему доверия со стороны работодателя.

Нарушений положений ст. ст. 192, 193 ТК РФ судом не было установлено.

В соответствии со ст. 193 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

В соответствии с п. 53 Постановления Пленума ВС РФ N 2 от 17 марта 2004 года, работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Суд первой инстанции, с учетом обстоятельств дела и характера допущенного истцом нарушения, обоснованно указал на то, что примененное к истцу дисциплинарное взыскание в виде увольнения по п. 7 ст. 81 ТК РФ соразмерно совершенному ею проступку.

Как видно из материалов дела (л.д. 88 - 91), поводом к увольнению истца, являющейся работником, непосредственно обслуживающим товарные ценности, послужило неисполнение должностных обязанностей по обеспечению количественной и качественной сохранности подотчетных материальных ценностей (Раздел 2 должностной инструкции - л.д. 52 - 53), нарушения п. 1 договора о полной материальной ответственности, предписывающего обязанность ведения учета, составления и представления в установленном порядке товарно-денежные и другие отчеты о движении и остатках вверенного ему имущества (л.д. 54 - 55). Указанные документы имеются в материалах дела, исследовались судом первой инстанции, в связи с чем довод об отсутствии в деле доказательств в подтверждение виновного нарушения должностных обязанностей, является несостоятельным.

Доводы истца о том, что начальником базы на время ее болезни фактически был Я.О.А., а сама истица по состоянию на 27.02.2010 года имела листок нетрудоспособности, проверялся судом первой инстанции и по основаниям, изложенным в решении суда, правильно признаны несостоятельными.

Довод жалобы об отказе судом в удовлетворении ходатайства об истребовании дополнительных доказательств, заявленном в судебном заседании 4.10.2010 года, не может быть признан состоятельным, поскольку из протокола судебного заседания от 4.10.2010 года не усматривается, что такое ходатайство истцом заявлялось в ходе судебного заседания. Замечания на протокол судебного заседания отклонены судом (л.д. 148 - 151).

Доводы кассационной жалобы не опровергают выводов суда, были предметом исследования и оценки судом первой инстанции, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, доводы кассационной жалобы не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке. Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену судебного решения, по делу не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 360, 361 ГПК РФ судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Мещанского районного суда г. Москвы от 4 октября 2010 года - оставить без изменения, кассационную жалобу И. - без удовлетворения.